Знак беды, часть 1

представителем из района кладовщика, вора и пьяницу Коломийца, как тоговскоре сняли с его хлебной должности и даже хотели судить. А когда онабыла звеньевой по льну и Кондыбишин зять распустил по деревне слух, что еебабы крадут ночью лен, она добилась проверки, даже обыска - несколько разих останавливали на стежке, проверяли у баб за пазухой, под одеждой, новсегда напрасно, - и подозрение в воровстве с них сняли.

   Она размашисто рубила сечкой траву в корыте. В раскрытой двери у порогабыло светло, сечка сыпалась на утоптанный земляной пол, на ее ноги, и онагорько думала, что в такое проклятое время с ее Петроком пропадешь.Главное, у него и в помине нет твердости, мужской самостоятельности, совсяким он готов согласиться, каждому поддакнуть, хотя тот наглеет, неубоясь самого господа бога. Можно подумать, что людская покорность делаеткого-то добрее. Скорее наоборот. Не получив сразу отпора, эти горлохватытут же норовят взобраться на плечи и ехать куда им захочется. С детскойпоры она знала выселковского Гужа, который в коллективизацию куда-то удралот раскулачивания, а теперь вот появился снова с винтовкой в руках, чтобыпить водку да мстить людям за прошлое. Но она не забыла последнюю с нимвстречу в тридцатом году и никогда ее не простит ему. Пусть себе он свинтовкой. Так же как и тому Колонденку, которого давно ненавидела всядеревня. В начале войны он по первой мобилизации ушел в армию, но месяцспустя вернулся, говорили люди, что немцы отпустили его из лагеря.Колонденок прибыл в местечко исхудавший, обовшивевший и голодный, а теперьвот отъедается на полицейских харчах.

   Степанида их не боялась, потому что презирала. Более того, она ихненавидела. Впрочем, ей не было до них никакого дела. В той жизни, которуюобрушила на свет война, Степанида держалась давней, исповедуемой людьмиправды, и пока у нее было сознание этой правоты, она могла смело глядеть вглаза каждому.

   По двору, под тыном и по огороду неприкаянно ходили ее молодые курочки,что-то клевали. Неслись пока что шесть старых куриц, которыми особеннодорожила Степанида: давно уже с яиц был весь денежный доход с хутора -несчастная копейка, всегда так необходимая в хозяйстве. Собрав десятка трияиц, она несла их в местечко, меняла на что-нибудь нужное или продавала.Без кур было невозможно. Теперь вот подумала, что надо бы посыпать имкаких-то обсевков, но она торопилась в поле и на кур у нее уже не хваталовремени. В спешке приготовила и вынесла полведра мешанки поросенку,раскрыла низенькую дверь засторонка, и тот, заслышав хозяйку, поспешнозавозился в соломе. Поставив ведро в угол, она подождала немного,наблюдая, как поросенок аппетитно зачмокал в ведерке. Спустя минуту он ужезабрался туда с ногами и опрокинул его, но Степанида поправлять ведерко нестала, знала, что и так подберет все до крошки.

   Однако надо было бежать в поле - в Бараньем Логу, привязанная к лозине,паслась Бобовка, не годилось в такое время надолго оставлять ее безприсмотра. Прежде чем покинуть усадьбу, Степанида заскочила в хатусхватить корку хлеба - пожевать самой и угостить корову. В хате было тихои спокойно, Петрок по-прежнему уныло сидел за столом и даже не оглянулся