Знак беды, часть 1

   - Понял, - уныло сказал Петрок и повернулся назад к огороду. Надо былоидти искать в зарослях Степаниду с Бобовкой.

   Немцы на огороде уже влезли на другую яблоню с кисловатыми небольшимияблоками, густо осыпавшими ее ветви, и набивали ими свои карманы ипилотки. Двое других высматривали что-то на земле, шныряли по грядкам,вытаптывая невыбранные еще лук, бураки, морковку. На этот раз Петрокничего не сказал им - пусть топчут, мнут, едят, хоть подавятся. Он нашел вборозде свой опорок и пошел грядкой к оврагу. Было уже очевидно, чтоовощи, фрукты, да и все хозяйство его пойдет прахом, теперь не убережешьничего. Сберечь бы голову!

   Он неторопливо шел стежкой, ожидая новых выстрелов в усадьбе, поди,одной курицы им будет мало. И только он дошел до кустарника на краюоврага, как позади бабахнуло три раза подряд. Петрок оглянулся. Нет,отсюда не было видно, стреляли во дворе, по ту сторону усадьбы. Пусть быони и сами перестрелялись там, все меньше осталось бы на свете. Нет,верно, до этого не дойдет, а вот кур сведут, это уж точно. И, гляди-ка,вроде совсем не собираются на работу, на мост. Или у них выходной сегодня,или, может, праздник какой, думал Петрок. Так хотелось ему уйти и невозвращаться на этот хутор, тем более что с утра выдалась хорошая погода,небо прояснилось, даже стало пригревать солнце, ветер повернул с юга, истолько запоздалой ласки было в природе. Осенью такое случается нечасто ивсегда миром и добротой наполняет душу крестьянина. Было бы так хорошо надуше, если бы не война, не эти непрошеные гости на хуторе.

   Однако надо было искать Степаниду.

   Он уже прошел вдоль опушки у оврага, над полем, постоял у белой, безкоры колоды поваленного дуба, прислушался. Степаниды и коровы вроде бынигде не было, во так недолго и опоздать, что тогда скажут немцы? Еще стой войны Петрок слыхал от людей, что немцы страшно не любят, когда ихприказы выполняются не бегом, и что беда тому, кто медлителен,нерасторопен. Не угодишь, застрелят, как курицу, и не трепыхнешься.

   Немало уже набегавшись по зарослям и Бараньему Логу, он вдруг услышалБобовку, которая тихонько шелестела в кустарнике на краю болотца. Рядомстояла Степанида. Каким-то затравленно отрешенным взглядом она издалиуставилась на Петрока, ждала, когда тот подойдет ближе, должно быть,почуяв недоброе.

   - Ну и забралась! Едва нашел! - устало проговорил он, продираясь сквозьчащу молодого, почти уже голого, без листьев осинника. - Молока требуют.

   Степанида минуту подумала, прислушалась.

   - Сказал бы: нет. Вчера все сожрали.

   - Сказали привести корову. Наверно, сами будут доить. Курей стреляют.Яблоки обколотили...

   Степанида спокойно выслушала эти невеселые новости. Ни о чем неспросив, потуже затянула платок на шее.

   - А фигу им, - наконец сказала она и пошла к корове, которая спокойнопаслась в кустарнике.

   Петрок подумал, что она все же завернет Бобовку и они поведут ее домой.Однако на уме у Степаниды, видно, было другое, и она решительно подсела к