Знак беды, часть 1

репейник по стежке через огород к оврагу. Поросенок, будто собачонка, снеобычайным проворством заторопился следом, но бежал с небольшимиостановками, а она вся сжималась от страха: хотя бы не вышел кто со двора,не увидел их здесь.

   Но все обошлось счастливо - со двора никто не появился, она провелапоросенка огородом к изгороди, перебралась через жердь, поросенок,посопев, прощемился под жердкой снизу, и тут уже его укрыл чернобыльник,кусты ежевики у стежки. Рядом был ров с кустарником, на краю которого всумерках затемнелась знакомая фигура. Это был Янка, и она удивилась: зачемон здесь! Убегай ты отсюда! Убегай, замахала она рукой. Не хватало еще,чтобы Янка попался на глаза немцам с этим его стадом, постреляют коров -им разве жаль? Но стада поблизости не было, видно, Янка загнал его вВыселки, а сам непонятно зачем пришел к хутору и вот уж бежал ейнавстречу. Они остановились на краю оврага, едва прикрывшись от усадьбыкрайними кустами ольшаника. Янка, как всегда, мучительно пытался что-тосказать, но она ничего не поняла, в свою очередь, бормоча:

   - Поросенок вот! Спрятать бы где?!

   Как ни странно, он догадался. На мгновение лицо его омрачилось заботой,но скоро он замахал руками, указывая в охваченные вечерними сумеркамиовражные недра, куда вела извилистая стежка в кустарнике. Степанида непоняла, и он, ухватив ее за рукав ватника, потянул по стежке. Прежде чемона решилась, поросенок уже побежал за ним, нетерпеливо тычась в егогрязные босые пятки.

   Они медленно стали спускаться крутой, местами даже обрывистой стежкой вовраг. Поросенок не отставал, лишь перед обрывом испуганно взвизгнул,испугавшись крутизны. Янка опустился на колено, снизу перехватил егопоперек тела. На более отлогом месте он опустил поросенка наземь, и тот,не сворачивая с тропки, шустро побежал за подростком.

   Вскоре они оказались в сырых сумрачных зарослях возле ручья, высокиеольхи с поредевшей листвой стояли над их головами. Янка стремился вседальше, увлекая поросенка и Степаниду в притихшие вечерние дебри лесногооврага. Удивительно, но поросенок бежал за ним охотнее, чем если бы еговела Степанида. Когда вскоре Янка свернул с тропы в сторону и, хватаясь заветки орешника, полез вверх, Степанида догадалась, куда он привелпоросенка. Где-то здесь, на склоне оврага, была барсучья нора. Барсукадавно уже затравили собаками братья Боклаги из местечка, года четыре норапустовала, ребятишки, играя, разрыли ее вход, но до конца не дорылись,такой длинной она оказалась.

   Нора, конечно, сгодится.

   Тут надо было лезть по склону в кустистой чащобе орешника, поросенок тонеловко карабкался вверх, то ненадолго останавливался, притомившись, итогда на особенно крутых местах Янка подхватывал его на руки и несколькошагов, не обращая внимания на тихое повизгивание, пробирался так - наногах и коленях. Степанида одной рукой держала чугунок, другой, чтобы неупасть, хваталась за черные ветки деревьев и едва успевала за парнем. Такони взобрались к растопыренному корневищу елового выворотня на склоне,рядом за небольшой гравийной площадкой чернело устье барсучьей норы.