Знак беды, часть 1

свое предчувствие и удивляться, как верно оно подсказало ей приближениетого, что так внезапно перевернуло всю ее жизнь. Было только ощущение,близкое к страху, с которым она и встретила Янку. Немного не добежав донее, тот бросился с насыпи к передней корове и, стегнув ее пугой, сталяростно заворачивать назад все стадо. Коровы сначала неохотно, а потомодна за другой бегом вдоль канавы припустили к опушке, а Янка что-то зычнонепонятно кричал, то и дело взмахивая в воздухе пугой и указывая рукойназад. Лицо его исказилось от страха или удивления, и Степаниданерешительно, но тоже завернула свою Бобовку. Видно, там, в сосняке,появилась опасность, от которой надо спасаться, так поняла она испуг Янкии сама готова была испугаться.

   Четверть часа спустя они загнали все стадо в заросли ольшаника на краюболотца, в стороне от дороги, и она подошла к Янке. Пастушок взглянул нанее новым, незнакомым ей взглядом и, гортанно выкрикивая, тревожно пыталсяобъяснить что-то, все указывая рукой на большак.

   - Что там? Что? - спрашивала Степанида, видя на обветренном веснушчатомлице Янки только испуг, недобро горевший также в его широко раскрытыхглазах. Янка, однако, объяснялся лишь жестами, все указывая на кустарник,что-то обводил в воздухе руками и изображал на пальцах. Она же не моглапонять ничего.

   "Боже мой, это же надо родиться таким недотепой!" - впервые с досадойподумала она и вслушалась. Но в ольшанике было тихо, шумел в ветвях ветер,да какая-то корова, забравшись в заросли, трещала поодаль хворостом. Сдороги же не было слышно ни звука, и Степанида решила сходить к сосняку.

   - Ты попаси Бобовку. Ну попаси корову! Я схожу. Я скоро.

   Янка лишь промычал нечленораздельно, замахал руками, не понимая ее илине соглашаясь, и она, выждав минуту, стала осторожно пробираться к дороге.

   На большаке по-прежнему никого не было, как и возле сосняка. Онапостояла немного, подумала и, не поднимаясь на насыпь, скорым шагом пошлавдоль канавы.

   Она никак не могла взять в толк, что произошло с Янкой, хотя все времявглядывалась в дальний конец большака и раза четыре останавливалась,вслушиваясь и раздумывая. В Слободских Выселках тоже все было тихо, как ина картофельном косогоре возле ее хутора, навстречу дул порывистый ветер,и ей показалось, вот-вот из-за туч выглянет солнце. Но солнце Так и невыглянуло. Она уже приближалась к сосняку, плотная чаща которого неширокорасступилась по обе стороны дороги, когда до ее настороженного слухавпервые донесся странный звук. Вроде бы далекий тяжелый удар за соснякомтуго отдался в холодном ветреном воздухе, и ее пронзила догадка: мост! Да,что-то происходило по ту сторону рощи, невдалеке, за поворотом дороги, гдес лета дыбились над рекой остатки разрушенного бомбежкой моста.

   Степанида замедлила шаг, готовая остановиться, но не остановилась, абыстренько подбежала к опушке и, чтобы не идти по дороге, свернула вхвойную чащу.

   Отсюда было рукой подать до хутора, она знала тут все прогалины истежки, за много лет исхоженные ее ногами. Почти бегом, натыкаясь на