Знак беды, часть 1

Степаниды там не было видно. Наверно, погнала в кустарник. Время еще былоне позднее, до вечера часа два попасет, а потом свобода его кончится,придется приступать к работе: таскать из колодца воду, мыть поросенкукартошку, толочь ячмень в ступе. Тогда уже не побудешь наедине с мыслями -Степанида не даст побездельничать.

   Из потертого обрывка газеты Петрок свернул толстую, с палец,самокрутку, тщательно завязал кожаный кисет; прикуривать, однако, надобыло идти в хату, искать уголек в печи. Где-то оставалось немного спичек,но Степанида их прятала, приберегая на крайний случай. В общем, она былаправа: где сейчас купишь спички? В местечке торговля свернулась, товар издвух лавок еще летом растаскали свои же, пока немецкая власть чухалась,ничего не осталось ни в сельпо, ни в сельмаге. Как-то он тоже ходил задобычей - Степанида погнала, - но не слишком разжился: из опрокинутойжелезной бочки за лавкой нацедил бутыль керосина со ржавой гущей на дне.Не бог весть какое добро, но придет осень, зима, понадобится. Хуже вот,что нет соли, а без нее много не съешь. Но разве теперь нет только соли?

   Может, самое скверное, что нет лошади.

   Петрок повернулся, чтобы отойти от колодца, и вдруг увидел за тыномкорову. Бобовка быстро шагала напрямик по картошке почему-то со сторонылеса, а не как всегда, по дороге, к воротам, за ней в распахнутом ватникеторопливо бежала Степанида. Весь вид жены выражал тревогу, испуг: платок сголовы сбился на сторону, ветер трепал на лбу седую прядь волос. Петрок снедоумением уставился в ее распаренное лицо - было еще рано, Бобовкуобычно пасли до вечера. Но, по-видимому, что-то случилось, и он подошел кворотцам и вытащил закрывавшую их жердь-поперечину.

   - Петрок, немцы!

   - Что?

   - Немцы, говорю! Там, на большаке, мост строят...

   - Мост?

   Это была новость. Петрок такого не ожидал. Может, только сейчас онпонял, как хорошо было тут без моста и какая опасность надвигалась изместечка вместе с этим мостом.

   - Да, дрянь дело.

   - Куда как дрянь! Наехало немцев, ваши местечковцы с подводами,сгружают бревна. Надо что-то делать! А то приедут, оберут. Как тогда жить?

   - Ну. Только что делать? - не мог сообразить Петрок.

   - Хотя бы кое-что спрятать. Коровку в лес, может, если привязать... Апоросенка...

   Может быть, корову можно отвести в лес, привязать на веревку, но вотпоросенка в лесу не привяжешь, поросенка надо кормить. Да и куры. Оно инебольшая ценность - десяток курей, но и без них невозможно в хозяйстве.Что было делать, куда прятать все это?

   - Я за поросенка боюсь, - устало сказала Степанида, поправляя на головеплаток. - Ведь заберут. А он такой ладный.

   - На сало они охотники: матка - шпэк, матка - яйка! - сказал Петрок,еще с той войны наслышанный о немцах.

   - Я так думаю, надо припрятать. Ты иди сюда, - позвала она мужа вглубину двора.

   Они обошли истопку, за углом которой была дровокольня с невысокой