1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Западня

ничего между ними и не произошло, подошел к Климченко:

   - Ну как?

   - Сволочь ты, а не земляк! Кол тебе в душу! - сказал лейтенант,сплевывая на пол кровавую слюну.

   Чернов, почти не обращая внимания на его бранные слова, хитроватоулыбнулся:

   - Ну не сердись! Чепуха. Это так, для порядка. Иначе... Сам понимаешь:начальство!

   Он подхватил Климченко под руки, рывком поставил его на ноги, сапогомпододвинул табурет:

   - Садись!

   Лейтенант сел и искоса поглядывал на своего палача, острые подвижныеглаза которого то и дело косились на двери землянки.

   - Сам понимаешь. Приходится. Иначе скомандует и все: конец. Так чтоиногда лучше ударить. Правда, ведь?

   Чернов начал ходить по землянке. Казалось, ничто не способно быловывести его из душевного равновесия, таким он был неторопливо-уверенным,расчетливым, аккуратно, почти что элегантно одетым... На его стриженномпод бокс белесом затылке шевелилась розовая складка.

   - Между прочим, тебе, можно сказать, повезло. Не каждому дается такаявозможность - реабилитировать себя. У немцев заслужить доверие нелегко.Зато они ценят преданность. Сужу по собственному опыту. Я тоже, знаешь,когда-то ждал пули. Пришлось доказать кое-что. И вот видишь, вместо пули -мундир! - Он с удовлетворением ощупал свой коротенький френчик с узкимисеребряными погонами. - Правда, при Советах чин побольше бы был, - скакой-то ухмылкой добавил он.

   "Что за намеки? Кто он такой? Политрук? Командир? Штабисткакой-нибудь?.." - думал лейтенант. И вдруг его будто осенило что-то, и онпонял, что перед ним хитрый враг и что никакой он не москвич, хотя, может,когда-то и жил там.

   - Зря стараешься, - злобно сказал Климченко. - Не на того напал!

   Чернов вдруг остановился и круто повернулся к пленному. Выражение еголица не изменилось, только левый глаз как-то недобро округлился, и оннесколько тише, чем обычно, будто затем, чтобы не услышал снаружи часовой,сообщил:

   - А вообще ты того... Не слишком ерепенься. Учти: выбор у тебя не оченьбогатый. Либо ты выступишь, либо в землю ляжешь. Сегодня же!

   После всего, что случилось, угрозы могли только взорвать, и Климченковскочил с табурета.

   - Ну и пусть! Стреляйте! Все равно пристрелите! Не к своим жеотпустите? Не верю я вам. Сволочи вы все!

   Чернов холодно усмехнулся.

   - Не горячись. В конце концов мы сможем сделать что надо и без твоегоучастия. - Он выждал немного, хмуря белесые брови, потом повернулся испокойно занял за столом свое место, с какой-то многозначительнойважностью взял вынутый из сумки листок - список личного состава первоговзвода автоматчиков. - Командир отделения Голанога Иван Фомич, ефрейторОпенкин Петр Петрович, красноармеец Сиязов, Гаймадуллин... Имя и отчествоне проставлены - непорядок. Чирков, Федоров, Хиль, всего двадцать двачеловека. Выбывшие отмечены? Отмечены, а как же! Ну вот. Командир роты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28