1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Западня

время Климченко необыкновенно обостренно ощутил, неизбежный, казалось,никем уже не отвратимый конец.

   Чтоб не передумать, не дать в себе ослабнуть чему-то, как емупоказалось, предельно ясному и единственно возможному, он перехватил рукойавтомат и приставил его будто специально для того скошенный дульный срез ксвоей груди.

   - Стой! С ума сошел, что ли?!

   Но Голанога, стоявший сбоку и зорко следивший за ним, вдруг с силойдернул автомат.

   Климченко застыл в смятении. Действительно, это было ужасно, нелепо -убить себя, коли тебя не убили немцы! Медленно созревшая его решимостьбыла поколеблена. Но что же делать? Как быть дальше?

   Лейтенант выпустил автомат, который тянул к себе Голанога, и растеряннооглянулся - по склону оврага, тревожно уставившись на него, стояли бойцы.Он так ничего и не решил, как вдруг где-то за оврагом гулко ударило ввоздухе - раз, второй... В пасмурном небе над головами автоматчиков стугим шорохом прошли снаряды и, крякнув, разорвались над высотой. Черезнесколько минут предстояла атака.

   Орловец торопливо взглянул на часы и решительно шагнул к Петухову:

   - Ты вот что! Кончай!

   Петухов недоуменно оглянулся:

   - Вы что?

   - А ничего. Убирайся к чертям! У меня атака! - мрачно сказал Орловец и,не дожидаясь ответа, зычно подал команду: - Командиры взводов - по местам!

   - Ах так! - круто повернулся к нему Петухов. - Покрываешь? Когопокрываешь? Ты ответишь за это!..

   - Ну и отвечу! - через плечо бросил Орловец. Видно было: он едвасдерживал себя. В другое время он ни за что не стерпел бы вмешательства вдела роты. Но теперь в роте произошло ЧП, и тут во многом он чувствовалсебя скованным.

   Орловец снова взглянул на часы и затянул ремень на своем полушубке.Потом, будто только заметив на склоне отчужденно-растерянного Климченко,прикрикнул на него строго и буднично:

   - Чего встал? А ну марш к взводу!

   Климченко обмер - так неожидан был для него этот, в сущности, такойобычный приказ. Лейтенант недоуменно поглядел на Орловца: к нему ли тотобращается? Но ошибки не было - ротный обращался к нему: сказал и пошел поручью вверх на середину цепи, будто сразу позабыв и о нем, и о Петухове,который, с угрюмой яростью, оступаясь, быстро пошел прочь по оврагу.

   С громко стучащим сердцем Климченко повернулся к взводу.

   На высоте грохотали разрывы, вверху в мартовском небе яростно выло ишипело. Бойцы докуривали цигарки и, охваченные новой заботой, торопливорасполагались в цепь на краю оврага. Он тоже взобрался по обрыву наверх илег между бойцами. Еще не веря, что все обошлось, что самая большая бедаминовала, и предчувствуя впереди трудное, лейтенант постепенно приходил всебя.

   Впрочем, времени у него было немного, командиры взводов в цепи ужеподавали команды.

   Тогда и он, приподнявшись на краю обрыва и несколько громче, чем было

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28