Журавлиный крик

фамилию, нарисовать звездочку. Обожженный кирпич, жесткий и звонкий,краснел как медь. В карьерах поселковые сорванцы ловили веснойголовастиков, баловались, купались, пропадали у воды спозаранку дотемна,пока на обрыве не появлялся Васин отец и не разгонял их по домам.

   Отец Василя Глечика, конечно, имел самое непосредственное отношение кзаводу, работал обжигальщиком, считался чуть ли не полновластным хозяиномдлинной, как пещера, гофманской печи, которая всегда полыхала жаром.Добряк по натуре, он никогда не обижал Васю, в получку обычно приходилслегка навеселе и приносил сыну игрушки и конфеты. Мать тогда хмурилась, ималенький Василек никак не мог понять, почему она сердится - ведь отец втакие часы был еще ласковее и добрее, чем всегда. Ну а когда матьобижалась, Василек не мог чувствовать себя счастливым, он тоже переживал итоже дулся на отца, потому что очень любил мать. Всегда веселая,жизнерадостная, с приветливой, открытой улыбкой на спокойном красивомлице, она была ровной со всеми, и, бывало, каждый при встрече с ней сразурадостно и светло улыбался. Они очень счастливо жили тогда. Василек училсяв школе. Характером он пошел в мать, был старательным, честным,уважительным к старшим и до пятнадцати лет не знал, что такое настоящеегоре.

   Но горе нагрянуло - неожиданное, обидно-нелепое и страшное. Однажды вдождливый, как сегодня, осенний вечер они все - отец, мать, Василек итрехлетняя Насточка - сидели за столом и слушали музыку. Отец не ловкими,огрубевшими от работы пальцами вставлял в мембрану неделю назад купленногопатефона иголку и осторожно опускал ее на пластинку. Мать, облокотившисьна подоконник, казалось, вся ушла в музыку, - она была очень красиватогда, какая-то мечтательно-грустная и тихая-тихая. И вдруг снаружидонесся дикий, нечеловеческий крик.

   Все вздрогнули, отец бросился к окну, затем к двери, ноги в сапоги икак был - в одной рубахе, без шапки - выскочил на улицу. Василек тожевыбежал следом и сразу за углом, у забора, в свете фонаря увиделнезабываемо-ужасное. С мокрого от дождя невысокого столба электросетисползал вниз человек. Это был их сосед Трошкин. А на земле, распластавшисьв грязи, неподвижно лежал отец. Василек бросился к нему, закричал.Выскочила мать, сбежались люди. Но уже ничего нельзя было сделать - отцаубило током.

   В тот вечер кончилось Васильково счастливое детство. Отца похоронили.Мать почернела от горя и слез. Василек тоже плакал, но тайком от всех:неожиданно он почувствовал себя самым сильным в осиротевшей семье исдерживался как мог. Жить стало трудно, томительно-скучно и одиноко. Онтогда окончил семилетку, но мать хотела, чтобы сын учился дальше, и самапошла на завод формовать черепицу. Зарабатывала она немного, денег на всене хватало, они берегли каждую копейку и кое-как сводили концы с концами.Василек старался помогать матери - собирал металлолом, ремонтировалвагонетки, грузил на машины кирпич. Мать постепенно оправлялась от горя,успокаивалась и иногда, положив спать Насточку, садилась у окна, говорила:"Ничего, не горюй, сынок, как-нибудь проживем. Все ж нас двое,работников". Полная нежности, она гладила его по коротко остриженным