Его батальон, часть 2

неподвижным взглядом уставясь ему куда-то на грудь. В траншее сделалосьтихо. Предчувствуя скандал, все напряженно рассматривали комья земли набруствере.

   - Я же вам объясняю, - повысил голос Волошин, собрав воедино всю своювыдержку, чтобы хоть внешне казаться спокойным.

   - Кто разрешил отойти? - четко вырубая каждое слово, добивался командирполка. - Вы получили приказ на атаку?

   - Я получил приказ на атаку, но мне не хватило времени разведатьвысоту, товарищ майор. А там оказалось более восьми пулеметов! К тому жебатальон попал под губительный огонь бризантных и потерял треть состава...

   - Я спрашиваю, - тише и оттого еще более зловеще повторил свой вопроскомандир полка. - Я вас спрашиваю, кто вам разрешил отвести батальон наисходный рубеж?

   Волошин замолк. Он уже знал эту манеру многих начальников долбитьподчиненного вопросом, не давая тому ответить. Наверное, и теперь отвечатьне имело смысла, его ответ вовсе не интересовал командира полка.

   - Кто разрешил отойти?

   Стоящий за командиром полка одетый в новенький белый полушубок майорМиненко с неизменной улыбочкой на добродушном лице заметил язвительно:

   - Похоже, он первый день командует батальоном. И не понимает, что,прежде чем принять такое решение, следует посоветоваться.

   Все время тщательно сохраняемое спокойствие комбата вдруг разлетелосьвдребезги.

   - Я не первый день командую батальоном и знаю, что следует. Но одногознания недостаточно. Чтобы доложить, надобна связь, а ее...

   - А кто же должен заботиться о связи? - ядовито произнес командирполка, допустив явный промах в знании недавно введенного боевого устава, икомбат не замедлил этим воспользоваться.

   - В данном случае - ваш штаб, товарищ майор. Согласно новому боевомууставу связь в частях организуется сверху вниз и справа налево.

   - Грамотный! - невозмутимо сказал командир полка своему заместителю,кивнув в сторону комбата. - Грамотный. А почему не взята высота?

   - Я объяснил почему. Не подавив огневых средств, я не могу губить людейв бесплодной атаке, - сказал он твердо и даже с некоторым вызовом, тут жепоняв, что в этот раз сам допустил оплошность, - о людях говорить неследовало. И действительно, командир полка подхватил язвительно:

   - Ага, жалеешь людей! Жалостливый! Ты слышь, Миненко? - кивнул онзамполиту. - Ему людей жалко. На приказ ему наплевать - его одолелажалость. Вы слышали? - обращался майор ко всем, кто находился в траншее.Но все угнетенно молчали. - Может, ты еще и себя пожалеешь?

   - Я себя не жалею. Но бойцов - да. И понапрасну губить батальон нестану, - четко произнес комбат, подумав, что теперь уж терять ему нечего.Но он ошибался. Он еще не знал, что ему уготовил командир полка.

   - Вот как? - удивился майор. - Тогда я тебя отстраняю. Я тебя отстраняюот командования! - Плотное, обветренное лицо командира полка выражалопредел решимости. - Ты понял?