Его батальон, часть 2

него нет других средств воздействовать на подчиненных. И он ясно понял,что там не заладилось. Не в состоянии больше вынести свою отрешенность,Волошин выскочил из блиндажа.

   Левый фланг батальона, где наступала седьмая, явно потерял боевойпорядок, и часть бойцов, скученно перебегая по склону, устремилась назад,к болоту. Некоторые из них уже достигли кустарника и торопливо исчезали внем, направляясь к спасительным своим окопчикам, а на пути их отхода вболоте мощно ухали черные фонтаны разрывов. Восьмая, перешедшая черезболото, кажется, уже залегла под знакомым обмежком, девятая справа,передвигаясь в редком кустарничке, вроде пыталась еще наступать. Волошинне знал, где находится Маркин, но, поняв, что батальону плохо, краемкустарника бросился навстречу отходившей седьмой.

   Он не думал тогда, что прав на вмешательство в ход боя у него уже небыло, что вообще все происходящее его не касалось, но он почувствовалостро, что смешение боевого порядка грозит батальону разгромом. И он,слегка пригибаясь, бежал в кустарнике под раскатистым громыханием взрывов,то и дело осклизаясь на разбитом минами льду. Однажды его сбило с ногнедалеким разрывом, и, падая, он больно ушибся коленом о лед. Вскочив,едва не столкнулся с бойцом, который в перекосившейся на голове новенькойкаске мчался навстречу, и Волошина передернуло от одного растерзанноговида бойца, нижняя челюсть которого отвисла, округлив рот, смуглое лицопомертвело от залившей его неестественной бледности. Волошину спервапоказалось, что боец ранен, но, увидев, как тот проворно метнулся в кустахпод нарастающим визгом мин, капитан понял, что это от страха. Тогда,остановившись, он негромко, но властно крикнул:

   - А ну стой! Стой!

   Рядом грохнул разрыв, обдав обоих хлюпкой болотной жижей. Волошин упал,распластался за кустом и боец. Но не успело опасть поднятое в воздухмелкое крошево льда, как боец подхватился и с завидным проворствомбросился прочь. Капитан выхватил пистолет.

   - Стой! Назад!

   Он выстрелил подряд два раза над его головой, боец присел, жалостно, сневысказанной тоской в глазах оглянулся.

   - Назад! - крикнул Волошин, взмахнув в сторону высоты пистолетом. -Назад! - И снова выстрелил поверх головы бойца.

   Не сразу, с усилием преодолевая охвативший его озноб и пригнувшись натонких, в обмотках, ногах, боец подбежал к капитану и упал на лед.

   - Как фамилия? - крикнул Волошин. - Фамилия как?

   - Гайнатулин.

   - Гайнатулин, вперед! - кивнул головой Волошин. - Вперед, марш!

   Мелко дрожа, боец поднялся, и они небыстро побежали в измятомкустарнике, по залитому грязью и развороченному разрывами льду. Пулеметы свысоты сыпали пулями по всему болоту, порой их близкие очереди, ударяясь олед, больно стегали по лицу ледяной мелочью и пронзительно рикошетировалив небо. В поднебесье разноголосо визжало и выло, доносились невнятныекрики, то и дело заглушаемые мощными взрывами мин. Падая и вскакивая,Волошин уже подбегал к краю кустарника, когда встретил еще трех бойцов,