Его батальон, часть 2

   Волошин про себя выругался - только здесь ее не хватало! А он думал,что она на рассвете отправилась в тыл. Выходит, на что-то надеясь,Самохин, пока был жив, скрывал ее в роте. И вот доскрывался. Впрочем, слейтенантом уже ничего не поделаешь, но что делать с ней?

   Тем временем Веретенникова тоже заметила здесь капитана и, злопрокричав на бойцов, почти не пригибаясь, краем кустарника устало побежалак нему.

   Однако рота вроде бы задержалась, беглецы по одному возвращались,укладываясь на склоне в неровную изогнутую цепь. Надо было подумать, какпродвигаться дальше, - седьмая не имела права отставать от соседей справа.Оглядывая широкий выпуклый склон, над которым настильно мелькали бледные всвете дня трассы, Волошин заметил край завалившегося в недалекой воронкещита пулемета и подумал, что, наверное, это и есть пулемет Денищика. Аможет, и не его, а другой, но попадание было меткое, вряд ли кому удалосьтам уцелеть. Воронка же была единственным здесь укрытием, следовалопопытаться использовать ее. Но сперва он дождался Веру, которая, подбежав,тяжело рухнула наземь.

   - Товарищ капитан! Товарищ капитан!..

   Минуту она рыдала, уткнувшись лицом в подвернутый рукав шинели, плечиее содрогались, шапка сползла на затылок. Волошин недобро молчал, впрочем,целиком разделяя ее несчастье, но чем он мог ей помочь? Утешать в такомположении было бы ханжеством. К тому же он не мог отрешиться от сердитогочувства, что эта своенравная девчонка так и не выполнила его приказа,самовольно оставшись в батальоне и тем осложнив свое и без того непростоездесь пребывание.

   - Так, хватит! - строго сказал капитан. - Хватит. Слезами никому непоможешь. Где он?

   - Я же говорила... Я ж так и знала, - подняла некрасивое, мокрое отслез лицо Вера. - Он же все рвался, все вперед и вперед. Я все одергивала,не пускала... А тут... вырвался!

   - Где он лежит?

   - Там, под самой этой спиралью. Он же вперед всех выскочил, ну и...

   - Так, ясно! Давайте на левый фланг! Давайте всех слабаков - вперед! Япослал Денищика, вы ему в помощь.

   - Я их задержала, - сказала Вера, вдруг успокаиваясь, и грязнымипальцами вытерла лицо. - Я их повыгоняла из болота. А то бросили,побежали...

   - Всех - на склон, в цепь! И дожидайся сигнала вперед!

   Вера быстро поползла назад, в сторону левого фланга роты, и он сноваоглянулся на Гайнатулина.

   - Гайнатулин, за мной, вперед!

  

  

  

  

  

  

  

   Казалось, они целую вечность ползли по склону к этой развороченнойвзрывом воронке, то и дело замирая от проносящихся над головами потоковпуль, прижимаясь грудью к изодранной минными осколками земле, пережидаягрохочущий шквал разрывов и задыхаясь от потоков вихрящейся на ветру пыли.Однажды Волошину так пахнуло в лицо землей, что он, обливаясь слезами,минуту протирал забитые песком глаза, пока наконец стал что-то видеть. В