Его батальон, часть 2

спешке он не мог даже оглянуться назад, но чувствовал, что Гайнатулинползет, и время от времени покрикивал через плечо: "Гайнатулин, вперед! Небойся, Гайнатулин! Вперед!"

   Наконец, добравшись до воронки, он перевалил через крайние, безобразнонавороченные взрывом глыбы и оказался в ее спасительной земной глубине.Тут уже можно было вздохнуть. Руки его до локтей погрузились визмельченную взрывом, густо нашпигованную осколками землю, которой до плечбыл засыпан боец-пулеметчик с окровавленным разбитым затылком. Земля надне воронки обильно пропиталась его липкой кровью, ноги у бойца былирастерзаны взрывом, а одна рука все еще цепко держалась за ручкуопрокинутого набок ДШК с загнутой набекрень стальной пластиной щита.Волошин с усилием оторвал эту руку от пулемета и надавил на спуск.Пулемет, к его удивлению, вздрогнул, коротенькой очередью взбив впередиземлю, и конец длинной засыпанной пылью ленты с патронами живо шевельнулсяв воронке.

   - Гайнатулин, сюда!

   Волошин, как спасению, обрадовался этому пулемету, заботливо сдунул сприцельной рамки песок, высвободил из-под комьев всю ленту с полсотнейжелтых крупнокалиберных патронов. Потом, вцепившись в пулеметные ручки,осторожно высунулся из воронки - надо было определить дальность ипоставить прицел.

   Но тут же, к своему огорчению, он обнаружил, что не видит траншеи -покатый изгиб склона скрывал ее от его глаз, впрочем, как и его от немцев,иначе бы ему сюда, наверно, не доползти. Это было весьма огорчительно, темболее что он уже понадеялся на свою удачу. Значит, надо было выбираться изэтой воронки, что под таким огнем было почти безрассудством. Гайнатулинтем временем, видно поборов в себе испуг, стал вроде спокойнее и откопал вворонке еще две коробки с патронами. Боеприпасов прибавилось, надо былонемедля открывать огонь.

   Волошин повел взглядом по склону вправо, куда заметно сместилисьразрывы и устремилась теперь половина пулеметного огня с высоты: там,вдалеке за болотцем, у подножия высоты "Малой", копошились бойцы девятой.Отсюда трудно было понять: то ли они готовились к броску на высоту, то лиэтот бросок не получился и они собирались откатиться в болото. Правда,высотка была далековата даже и для его ДШК, но он решительно повернулпулемет в ее сторону.

   - Гайнатулин, готовь коробку!

   Он установил на рамке прицел, равный восьмистам метрам, старательнонавел по самой верхушке траншеи и плавно надавил на спуск. Пулемет мощнозаходил в руках (понадобилась немалая сила, чтобы удержать его нанаводке), и очередь из десятка крупнокалиберных двенадцатимиллиметровыхпуль с визгом ушла за болотце. Кажется, она пришлась с недолетом, Волошинприбавил прицел и снова старательно навел по траншее.

   На этот раз он выпустил три очереди кряду, верхушка высоты закуриласьот разрывных, и он порадовался своему довоенному увлечению пулеметнойстрельбой. Правда, тогда он стрелял из "максимов", это было попроще. ЗатоДШК - сила, которую не сравнить с "максимкой". Только бы хватило патронов.

   То и дело подправляя наводку, он начал бить разрывными по наискось