Его батальон, часть 2

лежавшей от него высоте, во фланг немецкой траншеи, сам оставаясь вотносительной от нее безопасности. В промежутках он видел, какзашевелились под ней серые фигурки бойцов, и обрадованно подумал: авосьпособил? Если не упустить момента и немедленно воспользоваться этим огнем,то, может, и удастся сблизиться для рукопашной. На рукопашную теперь былався надежда, других преимуществ у них не осталось.

   Девятая, однако, все медлила. Временами минные разрывы в болоте и насклоне совершенно закрывали от него высоту, и он переставал видеть, чтотам происходит. Но когда была видимость, он упрямо нажимал спуск, почтифизически чувствуя, как его огонь разметывает земляной бруствер немецкойтраншеи. Самое время было атаковать.

   После шестой или седьмой очереди, когда он уже хорошо пристрелялся,сзади вдруг послышался шум, и кто-то ввалился в его воронку. Волошиноторвался от пулемета - сплевывая песок, у его ног сидел весь закопченный,запыленный, с разодранной полой полушубка лейтенант Маркин.

   - Куда вы бьете? - сорванным голосом закричал новый комбат. - Куда, кчерту, лупите?

   - Выручаю Кизевича. Вон под самой высотой залег.

   - Что мне Кизевич! - сквозь грохот раздраженно закричал Маркин. - Мнеэта высота нужна. Ее приказано взять.

   - Не, взяв ту, не возьмешь эту! - также раздражаясь, прокричал Волошин.По обеим сторонам воронки сокрушающе грохнуло несколько разрывов, взвылиосколки. Один из них, словно зубилом, звонко рубанул по краю щита, оставивкосой рваный шрам на металле. Сверху весомо зашлепали комья и густопосыпалась земля, отряхнувшись от которой они торопливо вскинули головы:еще кто-то ввалился в воронку, за ним следующий - оказалось, это былИванов с телефонистом. Тоже отплевываясь, командир батареи тыльнойстороной ладони протер запорошенные глаза.

   - Дают, сволочи! Хорошо хоть, воронок нарыли. А то бы хана.

   - Некогда в воронках сидеть! - сказал Маркин. - Пора подниматься. Связьс огневой есть?

   - Связь-то есть, - сказал Иванов. - Пока что. А ну проверь, Сыкунов.

   - Слушай, - обернулся к нему Волошин. - Кидани парочку по той высоте.Смотри, вон Кизевич у самой траншеи лежит. Ему бы чуть-чуть. Хоть дляпсихики.

   - Разве что парочку, - сказал Иванов, доставая из-за пазухи свойизмятый блокнот. - А ну передавай, Сыкунов.

   - Ни в коем случае! - встрепенулся Маркин. - Вы что? Кизевич большейчастью отвлекает. Главное для пас - это высота.

   - Они же там все полягут! - закричал Волошин. - Вы посмотрите, куда онидобрались. Отойти им нельзя.

   - Отойдут, - спокойно сказал Маркин. - Жить захотят - отойдут. Делонехитрое.

   - Теперь им легче вперед, чем назад!

   - Давайте весь огонь сюда, по траншее! - жестко затребовал Маркин. - Ибатареи и ДШК. Через десять минут я поднимаю седьмую с восьмой.

   - А девятая? - спросил Волошин и, взглянув в холодные глаза своегоначштаба, не узнал их - столько в них было безжалостной твердости.