Его батальон, часть 2

Маркин.

   - Я с пулеметом. Да, вам известно, что Самохин убит?

   - Знаю. Седьмой пока покомандует Вера.

   - Нашли командира!

   - А что? Девка бедовая...

   - Бедовая, да беременная. Вы подумали о том?

   - Ну что ж, что беременная. Никто ее тут не держал. Сама осталась. Такчто...

   - Черт бы вас взял! - не сдерживаясь, выругался Волошин, забыв в этотмомент, что час назад сам послал Веру наводить порядок в седьмой. Но тогдаон уже утратил свои полномочия отправить ее в тыл, те полномочия, которыевместе с многими другими перешли к Маркину и которыми новый комбатраспорядился по-своему. И все-таки было досадно, главным образом отсознания того, что Вере в батальоне не место. Ни до, ни тем более во времяэтой не заладившейся с самого начала атаки, которая, кроме еще одной,совершенно нелепой смерти, ничего хорошего им не сулит.

   Пригнув голову, Волошин сидел на скосе воронки. Провод тихо шевелился уего ног, медленно уходя в поле. Значит, Иванов все полз, наверно, еще невидя траншеи. Но вот широкая петля провода замерла на краю воронки,Волошин торопливо расправил ее изгиб, но провод не шевельнулся. "Сейчасскомандует", - подумал Волошин. Однако минула минута, другая, команды всене было слышно. Молчала и батарея.

   - Ну что он там? - нетерпеливо сказал Маркин и выглянул из воронки.

   Волошин тоже выглянул, но Иванова нигде не увидел, наверное, тотскрылся за выпуклостью этого склона. Высовываться дальше не имело смысла,они еще подождали, но провод больше не двигался, и гаубичная батарея сзадипродолжала молчать.

   - Черт знает что! - теряя терпение, выругался Маркин, и в сознаниеВолошина ворвалась тревога. Как на беду, ни в воронке, ни поблизости отнее нигде никого не было. Погодя немного, не в состоянии одолетьбеспокойство за друга, Волошин бросился по его следу из воронки.

   - Вы куда? - крикнул вслед Маркин.

   - Я счас...

   Он торопливо пополз по проводу, красной ниткой пролегшему по стерне, иеще издали увидел капитана неподвижно лежащим ничком на искромсанномочередями склоне. С упавшим сердцем Волошин подумал, что наихудшее из егоопасений сбылось. Отсюда уже видна была высота и брустверный бугорокближнего конца траншеи с торчащим на сошках стволом немецкого пулемета.Пулемет, впрочем, попыхивая дымком, бил несколько в сторону. Волошинподполз к Иванову сбоку и легко перевернул на спину его сухощавое тело,уронив на прошлогоднюю стерню его измятую шапку; с уголка губ капитанасползла по щеке тонкая струйка крови. Иванов простонал и отсутствующимвзглядом посмотрел на Волошина.

   - Дружище, куда тебя? - лихорадочно ощупывая его, спросил Волошин.

   - Вот попало, - простонал Иванов и вдруг зашарил подле руками.

   - Больно, да? Я перевяжу. Где больно?

   - Связь... Связь скорей надо...

   - Подожди ты со связью. Давай в воронку назад!

   - Нет, надо... передать на огневую...