Его батальон, часть 2

   Боец что-то возбужденно кричал, поминая какого-то Лешку и машинальновытирая плывшую из разбитого виска кровь, но дальше не побежал, сорвал сбрезентового ремня гранату и, матерно выругавшись, швырнул ее вдольтраншеи. Когда она грохнула за поворотом, обдав их пылью и тротиловымсмрадом, спереди из-за колена к ним выскочили еще двое, и в одном, что былбез шинели, в измятой неподпоясанной гимнастерке, Волошин узналЧернорученко.

   - Чернорученко, ты что? Где Маркин?

   Чернорученко вскинул на него недоумевающий взгляд и отвернулся.

   - Там, - бросил он и, подхватив винтовку, выстрелил по траншее дважды.Туда те ударил из пистолета Круглов.

   - Так. Отсюда ни шагу! - начиная чувствовать обстановку, сказалВолошин. - Отсюда ни с места. Вы поняли?

   - Так точно, товарищ комбат, - сказал Чернорученко, перезаряжаявинтовку.

   Их собралось за траншейным изломом пятеро, откуда-то спереди наседалинемцы, то и дело осыпая бруствер и повороты траншеи автоматными очередями,и они, отстреливаясь, время от времени швыряли туда гранаты. Немцы тожешвыряли гранаты, две из которых разорвались, к счастью, за бруствером,одну Чернорученко, ухватив за длинную ручку, словчился швырнуть обратно.Было ясно, что с ходу вышибить немцев из этой траншеи у них не хватилосилы, и теперь их самих будут отсюда выкуривать. Это уже было похуже, темболее что помочь им некому.

   - Да, положеньице! - сказал Круглов, стоя на одном колене в траншее.Все держали оружие наизготовку. Первым возле излома стоял, пригнувшись,боец с окровавленной щекой, за ним - Чернорученко. Волошин оглянулся, ищавзглядом еще кого-нибудь сзади, и увидел лишь одного бойца из вчерашнегопополнения, глаза которого на смуглом лице смотрели удивительно спокойно,почти бесстрастно, будто все, что происходило вокруг, было для него деломдавно привычным.

   - По-русски понимаешь? - спросил Волошин.

   - Понимаю, - тихо ответил боец.

   - Давай по траншее за пулеметом. Вдвоем возьмете пулемет - и сюда.Понял?

   Боец побежал по траншее, и Круглов с надеждой спросил:

   - А патроны? Патроны хоть есть?

   - На одну очередь.

   Круглов хотел что-то сказать, как впереди стукнуло, он приподнялся ивыстрелил из пистолета. За ним выстрелили Чернорученко и раненный в високбоец. Потом они подождали, но из-за поворота никто не выскакивал, иВолошин опустил пистолет.

   - Так, сколько нас здесь всего? Четверо? - спросил он. - Кажется,больше бежало.

   - Остальные там, - обернулся Чернорученко. - В блиндаже.

   - В каком блиндаже?

   - А там блиндаж есть. Как фрицы ударили, они не успели. Мы выскочили, ате нет.

   Час от часу не легче, подумал Волошин. И без того небольшие силыворвавшихся были еще и разобщены в траншее. Разумеется, немцы быстроприкончат их в каком-то там блиндаже, потом возьмутся за оставшихся.

   - Лейтенант, надо пробиться к тем, - сказал Волошин.