Его батальон, часть 2

   - Оно бы неплохо. Но...

   - Надо пробиться. Дайте гранату.

   Чернорученко бросил Волошину круглое яичко немецкой гранаты, из которойтот выдернул пуговичку со шнурком и швырнул ее через бруствер. Как толькоза поворотом грохнуло, Волошин крикнул:

   - Быстро вперед!

   Чернорученко с раненым проворно метнулись за поворот, и он поверх ихголов выстрелил вдоль следующего отрезка траншеи. Пробежав десять шагов,они втроем затаились возле очередного поворота, раненый боец, очевидно,поняв суть дела, выставив автомат за угол, стрекнул короткой очередью.Потом, пригнувшись, прыгнул за угол, за ним прыгнул Волошин и обасвалились на дно - боец от выстрела из-за поворота, а Волошин, наскочив набойца. Это падение, однако, уберегло капитана от очереди, которая прошласьвыше, осыпав его землей. Тут же грохнул винтовочный выстрел Чернорученко,и немец в неподпоясанной, с широким воротником шинели, выронив из рукавтомат, осел поперек траншеи. Волошин с земли выстрелил в него два разаи, подхватив автомат, вскочил на ноги.

   У очередного поворота они затаились, прижавшись спинами к закопченномувзрывом гранаты земляному выступу, явно чувствуя присутствие за нимнемцев, которые, видно, тоже чего-то ожидали. Конечно, ожидали, когда онитуда сунутся. Но они медлили, потому что гранат у них больше не было.Волошин взглядом спросил у Круглова, и тот сокрушенно развел руками:кончились, мол. Надо было кому-то выскочить с автоматом и внезапностьюогорошить немцев. "Но какая может быть внезапность, - подумал Волошин, -если они там держат пальцы на спусках направленных сюда автоматов?" Ненайдя ничего другого, он схватил комок земли и, размахнувшись, швырнул егочерез бруствер. Тотчас ударил автомат, засыпав их всех песком, и Волошин,пригнувшись, головой вперед ринулся за поворот. Он не отпустил из-подпальца спуска, пока автомат не замолк, в поднятой очередями пыли впередимелькнуло несколько спин немцев, но никто из них не упал, он подхватилиз-под ног сумку с торчащим в ее боку обрывком кирзы и, задыхаясь,прижался к очередному повороту траншеи.

   Похоже, однако, немцы убежали дальше. Волошин осторожно глянул из-завыступа и увидел идущие вниз ступеньки и вход в блиндаж, из котороготорчал коротенький ствол ППШ. Очевидно, это и был тот блиндаж, о которомговорил Чернорученко.

   - Эй, - подал голос Волошин. - Свои!

   Ствол дрогнул, и из входа выглянуло чумазое молодое лицо, на которомобрадованно блеснули глаза.

   - Комбат! Товарищ комбат!..

   "Я не комбат", - хотел сказать Волошин, но, не сказав ничего, пробежалдо следующего поворота и прижался к издолбанной очередями земляной стене.

   - Живы? - заглядывая в блиндаж, спросил Круглов.

   - Лейтенант ранен.

   - Давай выходи! - скомандовал Круглое. - Один пусть останется,остальным - выходи!

   Держа наизготовку немецкий автомат, Волошин стоял настороже, прижимаясьспиной к стене, не зная, что за поворотом, и ежесекундно ожидая оттуда