Его батальон, часть 2

блиндажу!

   - Беги скоро!! - крикнул тот, хватаясь за винтовку, похоже, к изломууже ринулись немцы. Боясь не успеть, Волошин вскочил и, отбежав нанесколько шагов, оглянулся.

   - Беги!

   Не увидев, что стало с бойцом, он в следующее мгновение содрогнулся отновой тревоги - сзади в траншее началась частая пальба из винтовок, там жезагремели и гранатные взрывы, как ему показалось - у блиндажа, и онбросился по траншее назад.

   Бойцы, по-видимому, уже отбежали дальше, он наткнулся лишь на одного,которому крикнул: "Ни с места!", а сам, обежав два поворота, увидел своюперемычку и перед ней еще одного бойца, с колена торопливо бьющего вдольтраншеи из винтовки.

   - Что там?

   - Немцы, - бросил боец, клацнув затвором. - Двоих уложил.

   Из входа в блиндаж тоже торчало несколько стволов, которые стрелялитуда же. Значит, ошибки не было, немцы ударили с тыла, по-видимомузахватив и начало траншеи. Они сжимали их тут, как в гармошке, с обеихсторон, оттесняя всех к середине, где, на счастье, еще оставался блиндаж.Но что им блиндаж? В такой обстановке блиндаж не укрытие, а скореебратская могила для всех.

   Однако что было делать?

   Спасаясь от полоснувшей по траншее автоматной очереди, Волошин сунулсяв земляной проем блиндажа и упал на ступеньках, пережидая ошалелоещелканье пуль по стене, с которой обрушился целый пласт глины, наполнивтраншею пылью. Под боком у него оказался знакомый кирзовый сапог совальной заплаткой на заднике, и он увидел перед собой оттопыренные ушиЧернорученко, который коротенькими очередями тыркал по углу траншеи, и тотпостепенно крошился, обваливаясь комками и удлиняя обзор по траншее.Горячие гильзы из его автомата сыпались капитану на голову и за шиворот,он тоже поднял свой пистолет, чувствуя при этом, что патроны в магазиневот-вот должны кончиться. Но он знал, что, пока они простреливают отсюдатраншею, немцы прорваться в блиндаж не смогут, пятнадцатиметровый отрезокпо обе стороны от входа для них был закрыт. Но - гранаты! Немцы моглизабросать их гранатами, от которых спасения в траншее не было. Разве что вблиндаже.

   В траншейном поединке наступила неопределенная пауза. С брустверавременами слетали разбитые пулями комья земли, и Волошин, оглушенный направое ухо, не сразу понял, что это стреляли снизу. Оттуда же, ослабленныйрасстоянием, доносился четкий перестук ДШК, который вел огонь по траншее,очевидно, не давая немцам блокировать блиндаж поверху. Что ж, это былапосильная помощь его батальона, и в душе капитана на миг потеплело отблагодарности тем, что лежали внизу. "Главное, - думал он, - не датьнемцам сунуть гранату в блиндаж, в траншее же пусть рвут сколько угодно".

   Повернувшись ровнее, он разрядил пистолет, сунул его за борт шинели,потом, зачерпнув горсть патронов в кармане, принялся торопливо набиватьмагазин. Но Чернорученко опять полоснул по траншее очередью, и онсхватился за пистолет.

   - Товарищ комбат, дайте я, - сказал кто-то рядом, и он, оглянувшись,