Его батальон, часть 2

докуривал "бычок". Он хотел о чем-то спросить лейтенанта, но по другуюсторону траншейки завозился со своим измятым блокнотом ветврач из дивизии.

   - Товарищ командир батальона, прошу ответить еще на один вопрос. Какобеспечивается подвоз боеприпасов?

   - Все, что дали, уже подвезли, - сказал Волошин. - Больше непредвидится.

   - Как то есть?

   - Просто. Больше сегодня не дадут. Выдали все, что было.

   - Ах, что было, - понял ветврач.

   - Товарищ майор, - сказал комбат. - Я бы посоветовал вам, пока нерассвело, отправиться на мой КП. А то как начнется, отсюда не выберетесь.

   Майор обиженно вскинул тронутое щетиной, слегка оплывшее за ночьнемолодое лицо.

   - А я не намерен выбираться, товарищ комбат. Я прислан командиромдивизии до момента взятия высоты. Я обязан присутствовать в батальоне иосуществлять контроль за выполнением его приказа.

   - Ну как хотите, - спокойно сказал комбат, сразу потеряв интерес кмайору; у него была пропасть дел поважнее.

   Он ждал Кизевича с Гутманом, но сперва прибежал один Гутман, на ходубросивший комбату: "Нет разведчиков", потом из сумерек показался командирдевятой. Его мрачный вид красноречиво подтверждал невеселое сообщениеординарца, и командир батальона разочарованно отвернулся. Далее ждать неимело смысла.

   - Товарищи командиры!..

   В траншейке и на бруствере все разом притихли, хотя и так почти всемолчали, прекратился шорох палаток о землю, наступала важная минута,требовавшая сосредоточенного внимания всех.

   - Слушайте боевой приказ, - твердым, слегка напрягшимся голосом началкомбат. - Ориентиры. Номер один...

   Отдавая приказ, он старался следовать пунктам недавно введенногобоевого устава пехоты, хотя у него и была своя, отработаннаяпродолжительной практикой схема приказа. Но он покосился на ветврача,который озябшими пальцами что-то старательно корябал в своем блокноте,наверно записывая его слова. Впрочем, это комбата мало заботило: еговнимание поглотил замысел боя, трудная, может быть, несбыточнаявозможность ворваться на высоту и одолеть на ней немцев. Он хотел быпобольше сказать о противнике, но он недостаточно знал о нем, система егоогня не была раскрыта полностью, его огневые возможности тоже. Поставитьзадачи ротам не составляло труда, тут все было привычно, хотя комбата и непереставал беспокоить правый открытый фланг батальона. На случайнеприятностей из-за этого фланга он приказал командиру девятой атаковатьвысоту уступом, с загнутым в сторону болотного бугра флангом - видно, этобудет нелишне. Ему же он передавал один из двух пулеметов Ярощука, чемсразу же вызвал вспыльчивое несогласие младшего лейтенанта.

   - Что ж их раскидывать! Так взвод, а то...

   Комбат короткой паузой игнорировал его замечание и продолжал разъяснятьзадачи:

   - Повторяю, главный замысел боя состоит в быстроте действий. Роты