Его батальон, часть 2

преодолевают болото броском, как можно скорее выходят на рубеж взводаНагорного. Командир девятой! Ваша задача особенно важная - как можноглубже охватить высоту "Большую" справа и ни на минуту не упускать из видувысоту "Малую" за болотом.

   - А если там немцы? - сказал с бруствера сидевший поодаль Кизевич.

   - Если там немцы, вы не сможете осуществить охватный маневр. Тогда надосперва сбивать немцев оттуда.

   - Кем сбивать? Взводом?

   - Это будет видно. В ходе боя.

   Он еще не успел закончить отдачу приказа, как внизу, в наспех отрытойячейке, завозился у телефона Чернорученко.

   - Десятый вызывает.

   С неудовольствием прервав разговор, комбат опустился на корточки и взялиз рук телефониста трубку.

   - Волошин, осталось пятнадцать минут. Я жду доклада о готовности, -раздраженно напомнил командир полка. - Что вы долго возитесь там?Оперативнее надо.

   - Я отдаю боевой приказ, - сказал Волошин.

   - Отдавайте и докладывайте. Ровно в шесть тридцать артиллерия должнаоткрыть огонь.

   - Я буду готов вовремя.

   - Ну-ну. Я жду.

   Комбат выпрямился в траншее и неожиданно для себя встретился взглядом скомандиром восьмой Муратовым.

   - Главный удар осуществляет восьмая, лейтенант Муратов.

   - Как всегда, - неопределенно-глухо отозвался Муратов.

   Волошин подумал: действительно, как всегда. Но что делать, таковаучасть всех частей и подразделений, находящихся в центре боевого порядка,которые в наступлении идут в лоб и теряют больше других. Зато в оборонебольше достается фланговым, все неприятности обороняющихся обычнопроисходят на флангах.

   - Какие вопросы? Что не ясно? - спросил комбат, взглянув на часы.Действительно, надо торопиться, его время было на исходе. Но всеозабоченно молчали, в траншее сделалось очень тихо, только Круглов,забавляясь, бросал с бруствера комочки земли на лед.

   - Если вопросов нет - по местам! - сказал комбат, с особойотчетливостью почувствовав, что уже совсем ничего не осталось. Осталосьдождаться назначенной минуты и послать в небо гроздь зеленых ракет. Потомбудет бой.

   Командиры выскочили из траншеи и, придерживая на бегу полевые сумки,побежали в свои подразделения. В траншее стало свободнее, вместе скомбатом в ней остался Самохин, странный в своем службистском упрямствеветврач, капитан Иванов со связистами. Из распахнутого блиндажавыглядывали связные - по одному от роты. Чернорученко жался в своейячейке, а Круглов на бруствере, торопливо прикурив у Гутмана, сказал,обращаясь к комбату:

   - Пойду, наверно, к Кизевичу. Гляжу, тут командиров хватает.

   - Правильно! - одобрил Волошин, подумав, что в той отдаленной ротеприсутствие лишнего командира окажется весьма кстати. - Идите в девятую.Там, в случае чего...

   - Ясно, - сказал комсорг и прощально взмахнул рукой. - Ну, пусть будет