Его батальон, часть 2

удача!

   - Пусть, - согласился комбат и шагнул к Иванову. - Паша, как батарея?

   - Батарея готова, - сказал Иванов, опуская от глаз бинокль, в которыйон рассматривал высоту. - Вот только еще не видать ни черта.

   Он уже пристроился на бровке бруствера, усадив у ног телефониста,молоденького шустрого паренька в зеленой шинельке. Из-за борта полушубкакапитана торчал уголок блокнота и таблицы стрельбы с заложенным в нихкарандашом. Никаких артприборов у Иванова не было, пристрелку, как всегда,он вел глазомерно, обходясь стареньким, обшарпанным биноклем.

   - Да, еще темновато, - взглянув на высоту в бинокль, подтвердилВолошин.

   - Еще минут двадцать надо. Пока рассветет. Вблизи видать, а даль вся впотемках. Куда же стрелять? Разрыва не увидишь.

   - Надо, значит, подождать, - сказал лейтенант Самохин, запихивая вкарманы гранаты. Затем он закинул за плечо ППШ и бросил комбату: - Ну япошел в цепь.

   - Значит, бросок, - напомнил на прощание Волошин. - Два броска - и чтобна вершине! Только так, не иначе.

   - Постараемся, товарищ капитан, - сказал лейтенант, легко выскакивая изтраншеи.

   Внизу опять зазуммерил телефон, и малоподвижное лицо Чернорученконапряглось, озабоченным взглядом телефонист поискал комбата.

   - Вас.

   Комбат взял трубку и, уже зная, какой услышит вопрос, сказал почти зло:

   - Еще не готов. Как буду готов, доложу.

   - Вы затягиваете время, вы срываете сроки атаки! - раздраженнозаговорил командир полка. - Что за безобразие, капитан?

   - Что время? Мне ни черта не видать! Артиллеристы еще не просматриваютвысоты.

   - Глаза им протереть, твоим артиллеристам! - загремело в трубке. - Ужевполне рассвело, светлее не будет.

   - Товарищ десятый, надо выждать еще десять минут, - спокойно сказалкомбат. - Зачем же палить в божий свет как в копейку? Снаряды ещепонадобятся.

   - Вы просто не готовы, вы только ссылаетесь на артиллеристов! Вы неорганизовали атаку! - зло кричал командир полка, и Волошин почувствовал, скаким бы удовольствием он тоже перешел на крик. Но он изо всех силстарался сохранять спокойствие и не потерять самообладания, которое ещеочень пригодится ему сегодня.

   - Товарищ десятый! Действительно, я не готов. Как буду готов - доложу.

   Он отпустил клапан и передал Чернорученко трубку, тут же столкнувшисьсо встревоженным взглядом майора.

   - Это кто? Это из штаба дивизии?

   - Это из штаба полка, - сказал Волошин.

   Майор, промолчав, достал свои толстые старинные часы на белойсеребряной цепочке.

   - Осталось четыре минуты, - поеживаясь от волнения, сказал он чутьдрогнувшим голосом.

   - Надо подождать, - сказал, отрываясь от бинокля, Иванов. - Еще ничерта не видать.

   Комбат откинулся к задней стенке траншеи, он думал. Конечно, начинать