Его батальон, часть 1

   Траншея была неглубокая, сухая и пыльная - наспех отрытая за ночь ведва оттаявшем от зимних морозов, но уже хорошо просохшем пригорке. Чтобычересчур не высовываться из нее, Волошин привычно склонялся грудью набруствер, пошире расставив локти. Однако долго стоять так при его высокомросте было утомительно; меняя позу, комбат неловко повернул локоть, и коммерзлой земли с глухим стуком упал на дно. Тотчас в траншее послышалсяобиженный собачий визг, и на осыпавшуюся бровку мягко легли две широкиекогтистые лапы.

   - Джим, лежать!

   Не отрывая от глаз бинокль, Волошин повернул пальцами окуляры - сначалав одну, а затем и в другую сторону, отыскивая наилучшую резкость, новидимости по-прежнему почти не было.

   Голые, недавно вытаявшие из-под снега склоны высоты, с длинной полосойосенней вспашки, извилистым шрамом траншеи на самой вершине, несколькимисвежими пятнами минных разрывов, и даже чахлый кустарник внизу - всезастилал сумрак быстро надвигавшейся ночи.

   - Ну что ж, все ясно!

   Он опустил подвешенный на груди бинокль и расслабленно откинулся кзадней стенке траншеи. Дежурный разведчик, наблюдавший из соседней ячейки,зябко передернул плечами под серой замызганной телогрейкой:

   - Укрепляется, гад!

   Противник укреплялся, это было очевидно, и комбат с сожалением подумал,что вчера они допустили ошибку, не атаковав о ходу эту высоту. Тогда ещебыли некоторые шансы захватить ее, не вчера подвела артиллерия. Уподдерживающей батареи остался всего с десяток снарядов, необходимых насамый критический случай; соседний батальон ввязался в затяжной бой засовхоз "Пионер", раскинувшийся на той стороне речки, и когда Волошинспросил относительно этой малозаметной, но, по-видимому, немаловажнойвысоты у командира полка, тот ничего не ответил. Впрочем, оно было ипонятно: наступление выдыхалось, задачу свою полк кое-как выполнил, адальше, наверно, еще не было определенного плана и у штаба дивизии. Ивсе-таки высоту надо было взять. Правда, для этого одного потрепанного втрехнедельных боях батальона было недостаточно, но вчера на ее голойкрутоватой вершине еще не была отрыта траншея, а главное - правыйфланговый склон над болотом, кажется, не был еще занят немцами. Заняли ониего утром и весь день, не обращая внимания на пулеметный обстрел, по всейвысоте копали. Отсюда было хорошо видно, как там мелькала над брустверамичерная россыпь земли; под вечер из совхоза подошло несколько грузовыхмашин, и немецкие саперы до ночи таскали по траншее бревна и оборудовалиблиндажи и окопы. Ночью, пожалуй, заминируют и пологие, вытянувшиеся досамого болота склоны.

   Вокруг быстро темнело, над голым мартовским пространством все гущерастекались холодные сумерки, в которых тускло серели пятна еще нерастаявшего снега во впадинах, ровках, под взмежками, на заросшем жидкимкустарником болоте. Было холодно. С востока дул порывистый морозный ветер,с ним на пригорок НП долетал запах дыма, напомнивший комбату о его убежище- землянке, куда он ни разу за день не зашел. Джим, будто поняв намерение