Его батальон, часть 1

ее судьба может сложиться счастливее, чем на передовой. И тем не менеещемящее чувство потери шевельнулось в сознании капитана - столько у пегобыло связано с этим псом!.. Но смотри, и боец, молодой, в батальоненедавно, а знает Джима и даже интересуется им. Комбат был уверен, чтовидит бойца впервые, а тот, оказывается, не только узнает комбата в ночи,но еще и знает его собаку. Хотя такова уж судьба командира: каждый его шаг- перед сотней внимательных человеческих глаз, от которых ничего нескроешь.

   Из темноты снова окликнули - возле пулеметного окопа, греясь,размахивал руками старый пулеметчик Денищик, знакомый комбату еще полетним боям под Кузьминками, когда совсем небольшая группа бойцов -остатки полка - пробивалась из окружения. Тогда же этот довольно пожилойбоец неизвестно откуда прибился к роте и так вместе с нею и вышел к своим.А на переформировке из-за него произошла неприятность - начальство началопридираться: почему не отправил бойца на проверку, зачем оставил в роте -человек чужой, незнакомый, мало ли что может случиться. Проверялся Денищикпозже, в боях, когда однажды, заменив раненого пулеметчика, помог отбитьконтратаку немцев, да так и остался при пулемете. Впрочем, пулемет у него,кажется, уже новый - вместо "максима" тонкоствольный, системы Горюнова.

   - Ну как дела, Денищик?

   - А пока что слава богу.

   - Почему богу? Ты что, верующий?

   - Верующий не верующий, а так говорят. К слову приходится.

   Боец уважительно, со сдержанным достоинством перед начальствомпереступил с ноги на ногу, втянув голые, без рукавиц, руки в коротковатыерукава телогрейки. Комбат опустился возле пулемета на корточки и взглянулв темноту через бруствер.

   - А как обстрел? Мертвого пространства нет?

   - Ну что вы! Все как на талерке, товарищ комбат.

   - Тарелке надо говорить. А они тут не засекут вас? С высоты ведь тожекак на тарелке.

   - Ну. Так мы ведь, когда тихо, Гаруна сюда, - Денищик показал вокопчик, где под бруствером темнела оборудованная для пулеметаниша-укрытие, в которой теперь посапывал свернувшийся калачиком егонапарник. - Обстрел когда. А как заварушка, тогда на место.

   Комбат распрямился на бруствере.

   - Ну молодцы. Командир роты где?

   - А тут, недалеко. Блиндажик вон, - кивнул головой Денищик и сновапринялся греться - притопывая, шлепать руками под мышками.

   Невдалеке под обмежком начиналась мелкая недокопанная траншейка, изкоторой послышались далековатые, возникавшие под землей голоса. Обрушиваярыхлые стенки траншеи, комбат почти боком пробирался по ней, пока незавидел под бруствером слабый проблеск света у края палатки. Приподнявпыльный брезентовый полог, он нагнул голову и с усилием протиснулся втесный полумрак блиндажа.

   Здесь ужинали. Тесно обсев разостланную на полу палатку, бойцысосредоточенно работали ложками. Между разнообразно обутых - в ботинки,сапоги и валенки - ног стояло несколько котелков с супом. В углу против