Его батальон, часть 1

   - Становитесь рядом, будете переводить. Больные есть?

   Боец негромко сказал несколько слов на своем языке.

   - Есть.

   - Больным - пять шагов вперед, шагом марш!

   Переводчик повернулся лицом к строю и не очень уверенно перевел. Комбатзаметил, что слов у него почему-то получилось больше, чем было в егокоманде. В это время сзади снова засветила ракета. Волошин, нешевельнувшись, вслушался: не раздадутся ли выстрелы? Если начнетсястрельба, значит, разведчики напоролись на немцев и ничего у них сегодняне выйдет. Но, кажется, пока обошлось - ракета догорела, и выстрелов небыло. Когда снова над ветреным ночным пространством сомкнулась тьма, онзаметил, что строй перед ним шевельнулся и несколько человек вышло вперед.Выходили по одному, не сразу, с заметной нерешительностью останавливаясьперед строем, настороженно поглядывая на командира батальона.

   - Кто не обучен - три шага вперед, марш!

   Помедлив, еще вышло шесть человек. Остановились, однако, почти в ряд стеми, что вышли на пять шагов. Комбат заметил эту неточность, нопоправлять не стал - теперь это не имело значения.

   - Кто очень боится - тоже!

   Переводчик не скомандовал, а скорее объяснил команду, и комбатвнутренне сжался, ожидая ее исполнения и боясь, что на месте мало ктоостанется. Но в этот раз строй стоял неподвижно, наверное, все боязливцыуже использовали свою возможность.

   - Так! Вот этим, что вышли, - напра-во! - скомандовал комбат. - ТоварищГутман, отвести группу назад в штаб.

   - Назад? - удивился все понимающий Гутман, но тут же осекся и поспешноскомандовал: - За мной шагом марш!

   Когда они, по одному перепрыгнув траншею, скрылись в ночи, Волошинподошел к строю ближе. Две поредевшие шеренги с напряженным вниманиемуставились на него.

   - А с вами будем воевать. Переведите. Завтра мы пойдем в бой. Всевместе. Кто-то погибнет. Если будете действовать дружно и напористо,погибнет меньше. Замешкаетесь под огнем, погибнет больше. Запомните законпехотинца: как можно быстрее добежать до немца и убить его. Не удастсяубить его - он убьет вас. Все очень просто. На войне все просто.

   Пока переводчик, путаясь, пересказывал его слова, комбат выжидательнопрошелся перед строем, поглядывая на высоту. Ракет больше не было,выстрелов тоже. Только где-то в стороне от леска далеким отсветомвспыхивал край неба, и глухое дрожание шло по земле, наверное, подтягивалабоевые порядки отставшая соседняя армия. Хотелось верить, что всекак-нибудь обойдется и посланные вернутся. Теперь он ни за что на свете нехотел потерять даже двух старых бойцов - цена им с этой ночи удвоилась.

   Несколько человек, обойдя траншею КП, подошли к строю и остановилисьневдалеке от комбата. В переднем из них он узнал старшину седьмой ротыГрана - это прибыли за пополнением.

   - Так. Все. Есть вопросы?

   Вопросов не было. Он сомкнул строй, оказавшийся теперь заметно короче,