Его батальон, часть 1

   - Ну а как же? Разумеется.

   - Так вот что. Надо побеседовать с людьми. Рассказать о положении нафронтах. О победе под Сталинградом, про боевые успехи части. Да и вообще.Вы знаете о чем.

   - Вы думаете, я - политрук?

   - А это неважно. Институт военкомов отменен, так что...

   - Тем не менее вы-то остались. Вот и рассказали бы о положении нафронтах.

   - Ну это ты брось, Волошин! - недовольно послышалось в трубке. - Чтомне положено, я и без тебя знаю.

   Волошин вздохнул полной грудью:

   - Товарищ двадцатый! Неужели вы думаете, что у меня перед завтрашнимсабантуем нет других дел, кроме как рассказывать о положении на фронтах? Яперед своим носом еще не разобрался в положении.

   Он замолчал, в трубке тоже смолкло. Потом Миненко, наверно, подумав,сказал примирительнее:

   - Ну хорошо! Я подошлю лейтенанта Круглова. Он проведет беседы, а вы ужобеспечьте людей.

   - Завтра?

   - Почему завтра? Сегодня.

   - Ну что вы говорите, товарищ двадцатый! Люди прибыли с марша. Усталыеи голодные. Завтра... Вы знаете, что их ждет завтра. Надо им отдохнуть илинет? В конце-то концов...

   Замполита этот выпад комбата мало в чем убедил.

   - Ну, ну, ну... Так не пойдет. Мы не можем ни на минуту забывать ополитмассовой работе. Мы должны проводить ее в любых условиях. Так требуетВерховный Главнокомандующий. Вы понимаете?

   Волошин бросил на кожаный футляр трубку и откинулся спиной к стене. Отего голоса в землянке проснулся разведчик; поджав ноги, сел возле ящиковлейтенант Маркин... Он пришлет лейтенанта Круглова, думал комбат.Круглова, конечно, прислать нехитрое дело, безотказный комсорг и тактолько вчера ушел из его батальона в соседний.

   А впрочем, так оно, может, и лучше. Пусть приходит Круглов, с ним можнодоговориться и выкроить для бойцов возможность хотя бы напеременкуотдохнуть перед атакой. Иначе завтра от них, задерганных и неотдохнувших,проку будет немного. Это он знал точно.

   Разведчик спросонья поскреб под мышками, стянул сапог и началперематывать портянку. Чернорученко с недовольным видом продувал трубку,проверяя линию. Маркин вопросительно поглядывал на комбата.

   - Что он?

   Комбат взял с пола карту, на которой из завтрашней задачи еще многоеоставалось нерешенным и недодуманным, и, не поднимая взгляда на своегоначальника штаба, сказал:

   - Товарищ Маркин! Отправляйтесь в девятую и организуйте разведку буграза болотом.

   Маркин немного помедлил, потом подпоясался по полушубку трофейнымремнем с кирзовой кобурой на боку и молча вылез в траншею.

   Комбат подумал, что, пожалуй, приказал чересчур официально, мнительныйлейтенант мог обидеться. Но теперь у него не было никакой охоты кпочтительности - злило начальство, злили немцы, злила неопределенность вобстановке на передовой. А тут еще никаких вестей от разведчиков с высоты.