Его батальон, часть 1

Пора было бы им вернуться и докладывать, да вот - ни слуху ни духу.

   Начинался второй час ночи.

   Комбат решительно встал с соломы, туже подтянул ремень. Его тревожноенетерпение все усиливалось. В такие минуты было несносно оставаться ссобой, тянуло к людям, в роты, и Волошин откинул на входе палатку.

   - Придет Гутман, пусть остается тут.

   - Есть, товарищ комбат, - согласно ответил Чернорученко.

   На НП в боковой ячейке тихо шевелилась темная, завернутая вплащ-палатку фигура - боец уважительно повернулся к комбату, привычноожидая его вопросов. Волошин остановился, прислушался: ночь была тихая изагадочная, какая редко выпадает на передовой, - по крайней мере,поблизости нигде не стреляли. Где-то невдалеке слышались голоса, но врядли на его участке, наверно, в ближнем тылу у соседей.

   - Ну что, Прыгунов?

   - Так, ничего. Постреляли немного да стихли.

   - Давно?

   - С полчаса назад. Пулемет потыркал, потыркал и смолк.

   - Ракет не бросали?

   - Две всего. Часовые, наверно.

   Может, часовые-дежурные, а может, и боевое охранение - если засеклиразведчиков. А может, те уже вернулись, да Самохин медлит с докладом, хотятакое промедление на него непохоже.

   - А из-за болота, с высоты "Малой", ничего не было слышно? - спросил ону Прыгунова. Тот повертел головой:

   - Нет, ничего, товарищ комбат.

   Волошин помолчал, вслушиваясь, и разведчик начал обмахиваться, шлепаясебя рукавицами по бокам, - грелся.

   - Сколько времени уже, товарищ комбат? Часов двенадцать есть?

   - Половина второго.

   - Ну, через полчаса сменят. Кимарнуть часок до утра. А утречкомнаступления не ожидается? - тихо, без особенного интереса спросилразведчик. Волошин внутренне поморщился от этого, неприятного теперьвопроса.

   - Ожидается, Прыгунов. Утром атака.

   - Да? - не слишком даже удивившись, скорее с привычным равнодушиемпроизнес Прыгунов. - Тогда хуже дело.

   Да, завтра будет похуже, это наверняка, но говорить о том не хотелось.Заботило множество вопросов, немаловажных для этого завтра, и среди нихсамым главным был результат разведки нейтралки и того бугра за болотом. Нотут, наверно, надо бы довериться Маркину. Если уж приказал, то надо бынабраться терпения и дождаться выполнения этого приказа. Но, как всегда, втаком положении ждать было невмоготу, и Волошин, постояв немного, оперсяколеном на край бруствера и выбрался из траншеи.

  

  

  

  

  

  

  

   Комбат тихо шел по косогору к болоту. По-прежнему было темно,напористый восточный ветер суматошно теребил сухие стебли бурьяна, с тихимприсвистом шумел в мерзлых ветвях кустарника. Сдвинув кобуру вперед,