Его батальон, часть 1

   - Часы стал.

   - Какие часы?

   - Мой часы. Взял и стал. Послушал - стоит. Завел - стоит.

   - Ну и что? - подумав, спросил комбат.

   - Так, ничего, - скупо ответил ротный.

   - Значит, барахло часы. Кировские?

   - Немецкие.

   - Ну, немецкие - штамповка. Дрянь, не часы. Мои вот не останавливаются.

   Он вынул из карманчика свои швейцарские, живо почувствовав в рукеметаллическое цоканье их механизма. На циферблате зеленоватым светом яркогорели все цифры и стрелки, отмерившие уже без малого два часа ночи.

   - Мой барахло, - согласился Муратов. - У Рубцова взял. Артподготовкабыл, Рубцов смотрел: стоят. Говорит: бери, Муратов, мне будет не надо. Ватаке пуля попал под каску.

   - Да?

   Смысл этих обычно сказанных слов недобрым предчувствием укололсознание, комбат поежился, но с видимым усилием превозмог себя и почтибодро заметил:

   - Глупости! Простое совпадение - не больше.

   Про себя он подумал, что сколько уже погибло в батальоне и с часами,которые не останавливались, и без часов вообще, и с плохим предчувствием,и с самым наилучшим. Однако не успел он сколько-нибудь убедительноуспокоить мнительного ротного, как поблизости, возле белевшего пятнасвеженарытой земли, заметил знакомую сутуловатую фигуру в короткомполушубке. Это был командир девятой Кизевич. Он также узнал комбата и,повернувшись к нему, подождал, пока тот подойдет ближе.

   - Уж не в пять ли атака? - спросил он хрипловато-ироническим басом.

   - Атака в свое время, - сухо сказал комбат, подходя. - Как выобеспечили фланг?

   - Фланг? - переспросил Кизевич и переступил возле бруствера. Можно былоподумать, что он только сейчас вспомнил об этом своем фланге, который былдля его роты открыт на весь белый свет, и не знал, как ответить.

   - Ну да, фланг, - подтвердил комбат и терпеливо ждал полминуты,привычный уже к мешковатой неторопливости комроты-девять.

   - Загнул два взвода, и роют.

   - А пополнение?

   - И пополнение роет. А что ж ему - спать?

   - Пополнению дайте отдохнуть. Пусть старики поработают.

   Кизевич умолк, и Волошин подумал, что вообще, если иметь в видузавтрашнюю задачу, то копать отсечную позицию на фланге, может, и не былонадобности. Но пусть. Может так случиться, что понадобится и отсечная, темболее что и Кизевич тоже не забыл о ней.

   - Возьмете для усиления взвод ДШК.

   - Это всегда пожалуйста, - добродушно согласился Кизевич.

   - И смотрите мне фланг. Атака само собой. А фланг - ваша особая задача.

   - Будет исполнено, - все с той же иронической легкостью заверилКизевич.

   Что-то заподозрив в поведении своего комроты, комбат сделал шаг впереди едва не впритык стал перед ним. Кизевич, блаженно усмехаясь в темноте,