Его батальон, часть 1

   - Или вот еще. Почти уже про нас: "Струилися запахи сладко, и в мысляхбыл пьяный туман... теперь бы с красивой солдаткой завесть хорошо быроман..." Ну как?

   - В самый раз, - сказал Волошин. - Только романа и не хватает. Слышал,в шесть тридцать атака?

   Иванов с затаенным вздохом отложил книжку, и хорошее, почтипростодушное оживление разом стерлось с его лица.

   - Как же, как же! Только что звонило мое начальство.

   Он опустил с лежака ноги и принялся натягивать на трофейные шерстяныеноски хромовые сапожки. Ординарец приглушил лампу и поставил на землюкофейник.

   - А как со снарядами? - спросил Волошин.

   - Почти никак. Распорядились занять у соседей. Послал ребят, должныпривезти штук сорок. Значит, всего будет по двадцать на гаубицу.

   - Да. Для моральной поддержки, - невесело заметил Волошин.

   - Для моральной, конечно. Опять же я не могу расстрелять все за одинраз. Мне же надо и на случай чего. Для самообороны.

   - Само собой...

   Тем временем гостеприимный Матейчук налил из кофейника двеэмалированные кружки, отставил в угол треногу. Иванов вместо столаподвинул на лежаке квадратную доску планшета в холщовом чехле, на которуюординарец поставил кофе. Потом он вынул из вещмешка несколько обкрошенныхржаных сухарей.

   - Ну, давай кейфанем, - гостеприимно пригласил Иванов. - Знаешь, люблюмаленькие приятности, которые в состоянии себе позволить.

   - Вот именно, только и утешения. А у нас и этого нет. Пехота! Не то чтовы, аристократы войны: перина, кофе, ППЖ еще. Полный комфорт!

   - ППЖ не держим, сам знаешь. А остальное почему не иметь? Была бы тяга.

   - И тяги хватает. Трактора, автомашины. А у меня вон четыре клячи набатальон. Прежде чем оседлать какую, надо подумать, куда поклажу девать.

   - Зато у тебя Джим, - выпалил Иванов.

   - Был. Нету Джима.

   - Что, подстрелили?

   - Генерал забрал. Попался на глаза.

   - Э, сам виноват! Чудак! Разве можно такого пса генералам показывать?Просил, мне не отдал. Ну и вот...

   Кофе был огненно-горячий и вонял бензином. Волошин сгрыз пару сухарей,согрелся, ему по-домашнему стало уютно и хорошо со старым другом. Если быне завтрашняя забота, которая тяжелым камнем лежала на душе, он готов былсидеть тут до утра.

   - Еще налить? - спросил Иванов. - Матейчук!

   - Нет, спасибо. Знаешь, я предпочитаю чаек. Слушай, а у тебя траншеяпристреляна?

   - Репер есть, - сказал Иванов. - За это можешь не беспокоиться.Точность гарантируется.

   - Знаешь, не бахай чересчур вначале. Вначале я уж как-нибудь сам. Мнепотом надо. Там, на высотке. Как зацепимся.

   - С дорогой бы душой. Но ведь начальство потребует. Ему же, сам знаешь,главное - вначале чтоб грохоту побольше. Чтобы залп был.

   - Залп, да. А мне не залп надо. Мне хотя бы по паре снарядов на