Его батальон, часть 1

Что-то очень уж долго не возвращался сержант, только бы он не напоролсятам на боевое охранение немцев, думал Волошин. Пробираясь в темноте насвой пригорок с НП, он то и дело останавливался и слушал. Однажды емупоказалось, что он слышит долетевшие с высоты голоса. Но, по-видимому, этобыли голоса немцев, потому что если бы разведчики были обнаружены, тонаверняка бы вспыхнула перестрелка - без перестрелки не обошлось бы. Нопока там было тихо, теплилась надежда на удачу разведки.

   В траншее НП дежурил уже не Прыгунов, а Титок, он тоже узнал комбата ине окликнул его, а лишь негромко потопал ногами, давая тем понять, что неспит, наблюдает и греется.

   - Ну как, все тихо? - спросил Волошин.

   - Тихо, товарищ комбат. Только машины урчали.

   - Где урчали?

   - Да там, на горбу этом.

   - На горбу и будут урчать. Укрепляются.

   Он прошел по траншее и поднял угол палатки на входе в свое жилище.Теперь тут было ненамного теплее, чем в поле, печка-бидон уже не горела,но карбидка тускло светила над ящиками. На его появление в углу возлетелефонного аппарата завозился, начал продувать трубку заспанный, споднятым воротником Чернорученко, рядом спал под полушубком, вытянув ноги,Гутман, возле которого калачиком свернулся намерзшийся за долгое дежурствоПрыгунов. От ящиков поднял сонное лицо Маркин:

   - Ну что, вернулись разведчики?

   Волошин устало опустился на свое место по другую сторону ящиков,расстегнул крючок воротника и ослабил ремень. Усталое, натертое одеждой иремнями тело жаждало расслабиться, обрести покой, хотелось вытянуть ноги,только вытянуть тут было негде.

   - Из полка звонили? - вместо ответа спросил Волошин.

   - Гунько обзывался два раза. Приказал сразу же доложить, как придете.

   - Сна на него нет, - проворчал комбат и потянулся к Чернорученко за еготрубкой.

   Телефонист на том конце провода, наверно, дремал и хотя ответил напозывной, по потом опять смолк, комбат подождал и повторил вызов. Наверно,Гунько тоже спал и не сразу взял трубку. Наконец, приглушенныйрасстоянием, послышался его недовольный голос:

   - Да, слушаю.

   - Двадцатый "Березы" слушает, - сказал Волошин.

   - А, Волошин! Ну как обстановка? Как подготовился? Все у вас готово?

   - Что готово? - сказал Волошин, не скрывая своей досады от этогообычного в таких случаях вопроса. - Был у Иванова, огурчиков кот наплакал.Какая же поддержка будет?

   - Будет, будет поддержка. Это не ваша забота. Об этом позаботятся комунадо.

   - Это мне надо, - со сдержанным раздражением возразил комбат. - Яатакую, а не кто другой. Потому и забочусь.

   - Вот, вы атакуете, вы себя и готовьте. Свое хозяйство готовьте. У васвсе готово?

   - Еще не вернулись разведчики. А на высоте "Малой" еще неизвестно кто:наши или немцы.

   - Это на какой? За болотом? А там никого нет. Та высота не занята.