Его батальон, часть 1

   Комбат не перебивал и не переспрашивал, он ждал, давая Нагорномувыговориться о том, что занимало больше всего. Факт появления там спиралиБруно не облегчал положения, скорее наоборот. Но важнее все-таки былоузнать о минах.

   - Мы, значит, до самой траншеи доползли, слышим, они гергечут... Вдруги сзади как зашурудят что-то, да так сильно...

   - Как то есть зашурудят? - не понял комбат.

   - Ну спираль на кольях растягивают. И запутали нас, как карасей впруду. Ну а тут его и ранило...

   - А мины? - нетерпеливо спросил Самохин.

   - Что? Так мин нету. Мы не нашли. Да и те, с проволокой, ходили так,смело.

   Волошин внутренне вздохнул с облегчением, тревожное напряжение,охватившее его с самого начала этого переполоха, понемногу спало. Самоехудшее из его опасений, кажется, не оправдалось, мин не было, иразведчики, хотя и с одним раненым, вернулись в роту. Было бы хуже, еслибы они, живые или мертвые, остались за проволокой. Но эта спираль Бруно!Еще ее им не хватало, как бы в ней не застрять поутру.

   - Что, сильно ранен? - тихо спросил он бойцов, возившихся с раненым.

   - Не поймешь, все в крови, - ответил кто-то из них. Вера молчала.

   - Гранатой его, - уже немного отдышавшись, сказал Нагорный. - Этот гад,фриц, услыхал и - гранатой. Как раз возле его разорвалась. Осколками.

   - Молодец, не бросил, - сказал капитан и впервые с неприязнью подумал оКабакове, вместо которого на бруствере лежал этот Дрозд. Получилось кудакак негоже - тот своей неприкрытой трусостью выгадал себе жизнь. А этот?Неизвестно еще, выживет ли.

   - Такой тарарам устроили, - сказал Самохин о немцах.

   - Как ошалели просто. Думал, тоже спекусь, по... Едва вытащил.

   - Быстро перевязывайте и в тыл. Старшина Грак!

   - Я, товарищ комбат!

   - Лично займитесь. Раненого быстро в санроту!

   - Есть!

   Стрельба все-таки постепенно утихала, постреливали лишь два пулемета сфлангов, остальные вроде замолкли. Только ракеты с короткими промежуткамивсе светили над склоном, наверное, немцы опасались новой вылазкиразведчиков и старательно освещали склон. Теперь становилось понятно,почему они избегали светить в первой половине ночи - устанавливалипрепятствие, обносились этой проклятой спиралью Бруно. Да, конечно, еслипромедлить еще пару дней, то на склонах высоты появится не одна спираль,будет и минное поле, и проволочное заграждение в три кола, а может, икое-что другое.

   Действительно, генерал прав: надо спешить.

   Все бы ничего, если бы была своя минрота, а у Иванова было побольшеснарядов, и он бы мог как следует поддержать пехоту. Во время атаки да ипотом, на высоте. Теперь стало ясно, что немцы устраивались прочно инадолго, что так просто высоту они не отдадут, будут драться за нееупорно. Видно, чем-то она им приглянулась, эта высотка.

   В траншейку прибежал младший лейтенант Ярощук, разглядев здесь комбата,