Его батальон, часть 1

   - Двадцатый "Березы" слушает.

   - Почему не докладываете? Что там у вас за артподготовка? Опять невыполняете правил маскировки?

   С первых слов, раздавшихся в трубке, было понятно, что майор ужепоужинал и обретал свой обычный раздраженно-придирчивый тон. Но каскад еговопросов, предназначенных своей строгостью ошеломить собеседника в самомначале, был уже привычен комбату, давно не подавлял и не злил даже. Чтоделать - Волошин уже примирился с ролью нелюбимого подчиненного, терпел,впрочем, иногда огрызаясь. В общем, все было просто и даже нормально, еслибы их явно неприязненные отношения не отражались иногда на батальоне, хотятут уж он был бессилен. Комбат по обыкновению терпеливо выслушивал все ине спешил с оправданиями - выжидал, пока начальство выскажется до конца.Теперь к тому же он ждал, что вот-вот появится Гутман.

   - Але! Что вы молчите? Или вы заснули там? - рокотало в трубке. И тогдакомбат позволил себе немного иронии, на которую командир полка обычнореагировал вполне серьезно.

   - Стараюсь привести в систему ваши вопросы.

   - Что? Какая система? Вы мне не мудрите, вы отвечайте.

   - На столько вопросов не сразу ответишь.

   - Плохой тот командир, который не умеет как надо доложить начальству.Надо на ходу смекать. Начальство с полуслова понимать надо.

   - Спасибо.

   - Что?

   - Спасибо, говорю, за науку. И докладываю обстановку, - решительноперебил комбат, чтобы разом покончить с надоевшими нравоучениями, ккоторым командир полка питал явную склонность. - Противник продолжаетукреплять высоту "Большую". Визуально отмечены земляные работы сиспользованием долгосрочного покрытия - бревен. Также продолжается...

   - А вы воспрепятствовали? Или соизволили спокойно смотреть, как фрицытраншеи размечают?

   - Траншеи, к сожалению, они разметили ночью, - нарочно не замечаяиздевки, спокойно докладывал комбат. - К утру все было отрыто почти вполный профиль. Пулеметный огонь оказался малоэффективным по причинепуленепробиваемости укрытий. Другие средства воздействия отсутствуют. УИванова огурцов всего десять штук. Я уже вам докладывал.

   - Слыхал. А кто это у вас дразнит немцев? Что за расхлябанность такая вхозяйстве? Наверно, костры жгут? Или из блиндажей искры шугают снопами? Увас это принято.

   - У меня это не принято. Вы путаете меня с кем-то.

   Это уже было дерзостью со стороны подчиненного; майор на несколькосекунд замолчал, а затем другим тоном, спокойнее, однако, чем прежде,заметил:

   - Вот что, капитан, не тебе поправлять, если и спутал. Молод еще.

   Но, кажется, иссякало терпение и у комбата:

   - Попрошу на "вы".

   - Что?

   - Попрошу называть на "вы".

   Волошин сам начал терять выдержку, его так и подмывало швырнуть в уголэту проклятую трубку и больше не брать ее в руки, ибо весь разговор, по