Дожить до рассвета, часть 2

снежного укрытия. Оба продрогли, сильно озябли ноги, хотелось сразупуститься на лыжах, чтобы согреться. Но прежде надо было оглядеться. Кночи движение на шоссе поубавилось, шли одиночные машины, у некоторыхслабо светились подфарники. Вокруг было тихо и пусто; снежные дали сперелесками затянуло вечернею мглой, облачное беззвездное небо низконависло над снежным ночным пространством. Ивановский решил идти на востоквдоль шоссе, не выпуская его из виду и следя за движением на нем; ондумал, что, как и в тот раз, осенью, базу должны выдать машины.

   Они скоро спустились со своего пригорка, по рыхлому снегу перешлилощину. Двадцати минут ходьбы вполне хватило на то, чтобы согреться и дажеслегка устать. Что ни говори, а сказывалась прошедшая ночь. К тому же вотличие от вчерашнего Ивановский сразу почувствовал на ходу, что раненаянога стала болеть сильнее, невольно он двигал ею осторожнее, большенажимая на левую. Правда, он все же старался привыкнуть к этой своей боли,думал, как-нибудь обойдется, разойдется, авось нога не подведет. Но,поднявшись на очередной пригорок, лейтенант почувствовал, что надоотдохнуть. Он слегка расслабил ногу, перенеся тяжесть тела на здоровую, и,чтобы подошедший Пивоваров ничего не заподозрил, сделал вид, чтоосматривается, хотя осматриваться не было надобности. Шоссе находилосьрядом, оно лежало пустое, впереди мало что было видно: сильный восточныйветер упруго дул в лицо, от него слезились глаза.

   - Ну как, Пивоварчик? - нарочито шутливым голосом спросил лейтенант.

   - Ничего.

   - Согрелся?

   - О, упарился даже.

   - Ну давай дальше.

   То и дело поглядывая по сторонам, они прошли еще около часа, обошликрай рощи, сосняк, какие-то постройки у дороги - после вчерашнего обстрелас хутора Ивановский старался держаться от жилья подальше. Шоссе почтивсюду шло прямо, без поворотов, это облегчало ориентировку, и лейтенанттолько изредка поглядывал на компас - проверял, выдерживается линаправление.

   Настроение его вроде бы даже улучшилось, Пивоваров шел по пятам, неотставая ни на один шаг, и лейтенант, остановившись в очередной раз,спросил с некоторой живостью в голосе:

   - Пивоварчик, что ты в жизни видал?

   - Я?

   - Да, ты. В жизни, говорю, что видал?

   Пивоваров пожал плечами.

   - Ничего.

   - Книжек ты хоть почитал?

   - Книжек почитал, - не сразу, словно бы вспоминая, ответил боец. - ВесьЖюль Верн, Конан Дойл, Вальтер Скотт, Марк Твен...

   - А Гайдар?

   - И Гайдар. И еще Дюма все, что достал, прочитал.

   - Ого! - удивился лейтенант и даже с некоторым уважением поглядел наПивоварова. - И когда ты успел столько?

   - А я заболел в шестом классе и полгода не учился. Ну и читал. Всеперечитал, что в библиотеке нашлось. Мне из библиотеки носили.

   Да, наверно, это было здорово - проболеть полгода и прочитать всю