Дожить до рассвета, часть 2

примкнул лодку к стояку коновязи. Неизвестно по какой причине лодка почтивсе лето пролежала на берегу. Зарубин ею не пользовался, и местечковыемальчишки сгорали от такого понятного в их возрасте желания поплавать наней по озеру.

   Как-то под вечер, когда лошади были уже выкупаны и стояли на привязи, адневальные шли в комендатуру за обедом, Игорь взял прихваченные из домуудочки и пошел на протоку половить окуней. Клевало, однако, плохо, и онуже собрался было перейти на другое место, как из ольшаника вылезли КолькаБоровский и Яша Финкель, школьные его приятели. После недолгого разговораони дали понять, что есть возможность "стырить" комендантову лодку исплавать к другому берегу, где синел большой хвойный лес и где никто изних еще не был. Игорю эта затея показалась весьма заманчивой, кого изместечковых ребят не привлекал тот берег, но добраться к нему было трудно- на пути лежало топкое с провалами болото в устье протоки, в которой,говорили, жил водяной. Было соблазнительно завладеть лодкой, но у коновязиоставался дежурный Митяев, отвечавший за эту лодку перед самим капитаномЗарубиным. Когда Игорь сказал об этом ребятам, те заухмылялись.Оказывается, они уже высмотрели, что Митяев спал под кустом на попоне, ачто касается замка, то Колька тут же выложил перед Игорем большой ключ ототцовского дровяного сарая, запиравшегося в точности таким же замком, каки зарубинская лодка. Игорю ничего более не оставалось, как взять этот ключи легко и просто отомкнуть замок лодки.

   Весел у них не было, нашелся лишь длинный еловый шест, они тихонькостащили лодку на отмель и попрыгали в нее. Сначала отпихивались шестом,потом начали грести руками, кое-как лодка выплыла на середину, и тутобнаружилось, что она рассохлась на берегу сверх меры, и сквозь ее бортаручьями полилась вода. Выливать воду было нечем, они попыталисьвыплескивать ее горстями, но лодка все больше уходила кормой под воду, ивскоре ребятам пришлось в спешном порядке покинуть судно. Вдовольнахлебавшись теплой воды, они кое-как добрались до берега. Лодка жемедленно затонула.

   Митяев у коновязи спал так крепко, что ничего не услышал, а ребятавысушились в укромном местечке и к вечеру разошлись по домам. Назавтра,разумеется, начались поиски пропажи, оказалось, кто-то видел возлекупальни местечкового дебошира Темкина, на которого тут же и составилипротокол. Пытались допросить также и Игоря, бывшего с утра у коновязи, нодежурный Митяев не мог себе даже представить своего любимца в ролипохитителя и поручился за него. И когда день спустя Игорь скрепя сердцевсе же признался Митяеву в своей виновности, тот сперва ему не поверил.Пришлось указать место, где неглубоко на илистом дне затонула лодка,которую скоро подняли и приволокли к берегу. Завидев ее, Митяев лишьсплюнул в песок и отошел в сторону, даже не взглянув на обожаемого своегопомощника. Их двухлетняя дружба на том и окончилась. До самойдемобилизации Митяев не сказал парню ни единого слова, будто не замечалего вовсе, не отвечал на его приветствия, при встрече проходил мимо, дажене удостаивая его взглядом. Игорь не обижался, знал: это презрение быловполне им заслужено.