Дожить до рассвета, часть 2

остановились раз и другой. Пивоваров, придерживая лейтенанта, пыталсярассмотреть что-то впереди, что лейтенант не сразу и заметил. Потом,присмотревшись сквозь загустевшую в ночи круговерть, он тоже сталразличать неясное темное пятно, размеры которого, как и расстояние донего, определить было невозможно. Это мог быть и куст рядом, и какая-топостройка вдали, а возможно, и дерево - ель на опушке. Тем не менее этопятно насторожило обоих, и, подумав, Пивоваров опустил Ивановского на бок.

   - Я схожу. Гляну...

   Лейтенант не ответил, говорить ему было мучительно трудно, дышал он схрипом, часто сплевывая на снег. Рукавом халата вытер мокрые губы, и набелой влажной материи осталось темное пятно крови.

   - Вот, наверно, и все...

   "Если уж изо рта идет кровь, то, по-видимому, недолго протянешь", -невесело подумал он, лежа на снегу. Голова его клонилась к земле, и передглазами плясали огненно-оранжевые сполохи. Но сознание оставалось ясным,это вынуждало бороться за себя и за этого вот бойца, нынешнего егоспасителя. Спаситель сам едва стоял на ногах, но до сих пор лейтенант немог ни в чем упрекнуть его - там, в деревне, и в поле Пивоваров вел себясамым похвальным образом. Теперь, почувствовав преимущество надкомандиром, он как-то оживился, стал увереннее в себе, расторопнее, илейтенант подумал с уверенностью, что в выборе помощника он не ошибся.

   Несколько минут он терпеливо ждал, тоскливо прислушиваясь к странномуклокотанию в простреленной груди. Рядом лежал вещмешок Пивоварова, илейтенант подумал, что надо, видимо, им разгрузиться, выбросить частьноши. Теперь уж большой запас ни к чему, необходимы личное оружие,патроны, гранаты. Бутылки с КС, по-видимому, были уже без надобности. Но,обессилев, он не смог бы даже развязать вещмешок и лишь немощно клонилсяголовой к земле. Он не сразу заметил, как из снежных сумерек бесшумнопоявилась белая тень Пивоварова, который обрадованно заговорил на ходу:

   - Товарищ лейтенант, банька! Банька там, понимаете, и никого нет.

   Банька - это хорошо, подумал Ивановский и молча, с усилием сталподниматься на ноги. Пивоваров, подобрав вещмешок, ППД, помог встатьлейтенанту, и они опять побрели к недалекому притуманенному силуэту бани.

   Действительно, это была маленькая, срубленная из еловых вершков,пропахшая дымом деревенская банька. Пивоваров отбросил ногойпалку-подпорку, и низкая дверь сама собой растворилась. Нагнув голову ихватаясь руками за стены, Ивановский влез в ее тесную продымленнуютемноту, повел по сторонам руками, нащупав гладкий шесток, шуршащие веникина стене. Пивоваров тем временем отворил еще одну дверь, и в предбанникесильно запахло дымом, золой, березовой прелью. Боец вошел туда и, пошаривв темноте, позвал лейтенанта:

   - Давайте сюда. Тут вот лавки... Сейчас составлю...

   Ивановский, цепко держась за косяк, переступил порог и, нащупавскамейки, с хриплым выдохом вытянулся на них, касаясь сапогами стены.

   - Прикрой дверь.

   - Счас, счас. Вот тут и соломы немного. Давайте под голову...