Дожить до рассвета, часть 2

нас с носом!

   К удивлению лейтенанта, Пивоваров очень сдержанно отреагировал на егозапальчивые, полные горечи слова.

   - Видно, опоздали...

   - Разумеется. Две недели прошло. Времечко!

   - Теперь как же? Придется искать?

   - Что искать?

   - Ну, базу. Приказ ведь.

   Да, базы не было, но приказ уничтожить ее оставался в силе. Давно лилейтенант сам добивался в штабе этого приказа, который наконец и получилна свою невезучую голову. Что ж, теперь давай выполняй приказ, лейтенантИвановский, ищи базу, зло подумал про себя лейтенант. Однако тон, которымПивоваров упомянул о приказе, все-таки понравился лейтенанту, и в душе ондаже обрадовался. В случае чего, наверно, бойцам долго объяснять непридется - если это понимал Пивоваров, то, наверно, поймут и остальные.

   Беда, вначале готовая сокрушить лейтенанта, понемногу сталарассеиваться, хотя, разумеется, он понимал, что справиться с ней непросто.По всей видимости, базу переместили на восток, поближе к линии фронта, кМоскве, - там ее и следовало искать. Если идти вдоль шоссе, обшариваякаждую рощицу, возможно, и удастся наткнуться. Но тут он вспомнил о тех,за дорогой, о раненом Хакимове и подумал, что, видно, искать ее непридется. Наверно, это потребовало бы массу времени, уйму сил, гораздобольших припасов, чем те, которыми располагали они. Опять же далеко неуйдешь с Хакимовым. Да и мудрено, не зная, отыскать в чащобе лесовзамаскированный, тщательно охраняемый объект, ставший теперь для них неболее иголки, затерянной в копне сена. Впрочем, вполне может случиться,что ее и вообще уже нет - развезли по частям и расстреляли в боях, все допоследней мины.

   Тогда что ж - возвращаться с неизрасходованной взрывчаткой, не истративни одной гранаты? Опять тащить на себе чертовы бутылки с КС и дрожать,чтобы какой-нибудь фриц, пустив сдуру очередь, ненароком не задел ихпулей. И это - потеряв половину группы. С тяжелораненым в волокуше. И витоге в таком отвратительном виде полного неудачника предстать передпославшим его генералом. Что лейтенант скажет ему?

   - Да-а, положеньице...

   Ивановский зачерпнул горсть снега, пожевал и сплюнул. Как всегда послебессонной ночи, во рту долго не проходил противный металлический привкус.Почему-то слегка поташнивало. И даже вроде знобило. Хотя знобило,возможно, от усталости и потери крови.

   - У тебя бинт есть? - спросил лейтенант Пивоварова. Тот, сняв варежку,начал ощупывать брючные карманы, а лейтенант поднялся с пенька.

   - Давай помоги вот, - сказал он, расстегнув брюки и думая, что теперьуж не имеет большого смысла скрывать нелепое свое ранение.

   - Что, ранило?

   - Зацепило ночью. Вот черт, все сочится...

   Не удивительно, что Пивоваров испугался: белые кальсоны лейтенанта иего ватные брюки - все было густо залито и перепачкано подсохшей кровью. Свнешней стороны бедра из небольшой касательной ранки быстро сползла кколену темно-бурая струйка крови.