Дожить до рассвета, часть 2

   - Давай! Обмотай. Да потуже.

   - Доктора надо.

   - Какой еще доктор! Вот ты и будешь доктором.

   Было видать, что Пивоваров встревожился ранением командира больше, чемисчезновением базы. Присев рядом, боец не очень умело обмотал бинтом ногуи крепко связал концы собачьим узлом.

   - Не сползла чтоб.

   - Ладно. Пока подержится.

   Старый окровавленный бинт Ивановский отбросил на снег, подтянул брюки,завязал тесемку перепачканных маскировочных шаровар. Пивоваров пристегиваллыжи. Судя по его вполне спокойному виду, неудача с базой никак неотразилась на его настроении, и лейтенант в душе позавидовал выдержкебойца. Впрочем, бойцу что - с бойца спрос невелик.

   - Что вот теперь хлопцам сказать? - озабоченно спросил командир,почувствовав желание посоветоваться, чтоб хоть как-то разрядить своюподавленность.

   - А так и сказать. Что ж такого, - просто ответил Пивоваров.

   - Что немцы нас провели?

   - Ну а что ж! Раз провели, значит, провели.

   - Да, видно, ты прав, - подумав, сказал лейтенант. - Надо по правде.Только куда вот дальше?

   - А вы посмотрите на карту, - посоветовал боец.

   Святая простота. Пивоваров, видимо, полагал, что на военной карте всеобозначено. Точно так же считали, бывало, и деревенские тетки, глядя, каккомандир разворачивает карту, и удивлялись, когда тот спрашивал, какназывается эта деревня или сколько километров до города. Видимо, так думалтеперь и Пивоваров.

   Впрочем, лейтенант нервничал и, кажется, начинал злиться, все-такиболела потревоженная рана и было отвратительно на душе. Он все еще не имелясного представления о том, что предпринять. Он невидяще глядел вниз, напокатое белое поле с дальним кустарником, пока мысль о бойцах, оставленныхза дорогой, не подогнала его, побуждая к действию.

   Тогда он оттолкнулся палками и быстро пошел прежней лыжней вниз.

  

  

  

  

  

  

  

   Пока пробирались знакомой дорогой в кустарнике, Ивановский, не столькоуспокоясь, сколько привыкая к своей неудаче, пытался разобраться в себе ирешить, как действовать дальше. Конечно, исчезновение базы делало ненужнойвсю его вылазку, и было до слез обидно за все их напрасно потраченныеусилия. Жаль было погибших ребят, умирающего Хакимова, но теперь его всебольше начал донимать вопрос, как эту свою неудачу объяснить в штабе.Слишком уж врезались в память лейтенанта их совсем не военные проводы,короткое генеральское напутствие во дворе дома с высокими ставнями...Сынки! Вот тебе и "сынки"! Раззявы, растяпы чертовы, пока собирались, покаплутали в ночи, пока дрыхли во рву, база бесследно исчезла.

   Противное положение, ничего больше не скажешь, думал Ивановский,непрестанно морщась как от зубной боли. Он уже не уклонялся от колючих