Дожить до рассвета, часть 2

образом переиначивается, обретая еще неведомый, но очень значительныйсмысл. И он был рад тому, почти счастлив. Рядом едва заметно струиласьблестящая гладь Немана, людные днем берега к ночи заметно опустели,уставшие за день удильщики один за другим сматывали свои удочки и уходилив город. Меж темных прибрежных камней тихо плескались волны и шаткопокачивались черные, пахнущие смолой рыбачьи лодки. Огромные ветлы,нависнув над набережной, погружали ее в непроницаемый ночной мрак, вкотором совершенно исчезали прохожие. Откуда-то со дворов неслосладковатым запахом дыма, слышалось мерное дыхание готовящегося к ночигорода, щедрая природа которого дышала благостным покоем извечных своихустановлений, казалось, не подвластных никому на свете.

   Янинка заметно приблизилась к нему, наверно, окончательно преодолевчто-то разделяющее их днем, и теперь шла совсем рядом, легонько касаясьпальцами его локтя. Как-то незаметно для него она перешла на "ты", и онтоже несколько раз сказал ей "ты", отчего обоим стало удивительно просто:исчезла дневная неловкость и непонятная, долго донимавшая его натянутость.

   Как только они ступили в сгустившийся под ветлами сыроватый мрак ночи,Янинка вдруг отпрянула в сторону и с непонятной для него прытью бросиласьпо травянистому склону вверх. Он остановился в нерешительности, подумав освоих хромовых выходных сапогах, но она из темноты подбодрила его - давай,давай! И сама быстро полезла куда-то меж колючих кустов, все выше накручу. Он не видел, что было наверху, полнеба там закрывало что-то похожеена раскидистую крону дерева, но он почувствовал в ее голосе азарт тайны итоже полез в кустарник. Скинув с ног туфли, Янинка взбиралась все выше,приговаривая ему вполголоса:

   - Сейчас ты что-то увидишь... Сейчас, сейчас...

   Минуту спустя, одолев самое крутое место и исцарапав до крови руки, оноказался на краю неширокой, обнесенной решеткой террасы, тесаные камникоторой еще источали густое, накопленное за день тепло. Рядом, закрывполовину неба, высилось могучее старое дерево и поднималась отвесная стенакакого-то здания. Вокруг было тихо и темно, снизу из-под верб едвадоносился тихий плеск Немана, пахло известкой от стен и укропом снедалеких, видать, огородов.

   - Ну, ты понял? Ты понял, что это такое?..

   - Ничего не понял...

   - Наша церковь - Коложа... Двенадцатый век, ты понял?

   - Понятно. Посмотреть бы...

   - Посмотришь, - просто заверила Янинка. - Успеешь. А теперь. А ну идисюда...

   Она снова метнулась в темень, легко пролезла сквозь нечастую решеткуограды, перебралась через какую-то стену, и ее светлая кофточка совершенноисчезла из поля его зрения. Не желая отставать от нее, он лез в темнотеследом, пока не очутился на небольшом травянистом дворике. Небо тут сплошьзакрывали деревья, было темно, и в этой темноте едва брезжила серая стенарядом. Чутко прислушиваясь к тишине, Янинка пробралась босиком к низенькойдвери в нише, бросив туфли, потянула на себя створку двери, заговорщическишепнув ему: "Лезь!" Он с трудом протиснулся в узкую щель, изнутри