Дожить до рассвета, часть 2

придержал створки, между которых проскользнула она. Когда створкисомкнулись, их объял такой глухой мрак, что он совершенно перестал видетьее и, чтобы не потерять, легонько придерживал за плечи. В осторожнойтишине что-то глухо застучало-захлопало вверху. Янинка вздрогнула, тут жепоспешив успокоить его:

   - Не бойся: это голуби.

   - Я не боюсь, - шепотом ответил Игорь, хотя ему было интересно ижутковато одновременно.

   - Это иконостас, это аналой, а здесь вот...

   Неслышно ступая в темноте по гулкому каменному полу, она подвела его ккакой-то стене, жестом заставила присесть, затаиться и негромковскрикнула:

   - О-о!

   - О-о! О-о! О-о! - отозвалось в разных местах множеством негромкихголосов.

   - О-о-о! - повторила она погромче.

   - О-о-о-о! О-о-о-о!.. - покатилось куда-то вдаль, под невидимые вомраке своды притворов и ушло вверх, заглохнув, наверно, в звоннице.

   - Голосники. Понял?

   - Какие голосники?

   - Не знаешь? Эх ты!.. Иди сюда... Вот сюда, сюда...

   Она снова повела его за руку в темноту, как зрячий водит слепого,где-то остановилась, слегка подтолкнув его в бок.

   - Вот щупай. Ты же большой, наверно, достанешь.

   Он начал ощупывать шершавую стену и скоро наткнулся на какие-тогладкие, отполированные впадины в ней, но понять ничего не мог, хотя ни очем не спросил и не удивился. Он уже привык за сегодня к такому обилиюзагадок и впечатлений, что разобраться в них, наверно, нужно было время.

   А времени как раз было в обрез, самая короткая ночь в году быстробежала навстречу утру, и, когда они выбрались из церкви, над городом ужемеркли звезды и далекий солнечный отсвет брезжил на восточном закрайкенеба. Янинка, торопясь и не давая Игорю опомниться, все говорила иговорила, преисполненная душевной щедрости, тем значительным и интересным,что видела, знала, что непременно хотела разделить с ним. Подхватив туфли,она уже лезла куда-то через колючие заросли шиповника на обрыве, и он едвауспевал за нею, уже не заботясь о своих выходных сапогах, которым,наверно, досталось.

   - Иди, иди сюда! Ну что ты такой неловкий? Не бойся, не свалишься. Яподдержу...

   Перейдя какой-то овраг, они снова выбрались на набережную совсем ужесонной, слегка парившей реки, и Янинка сбежала еще ниже - по голым камнямк воде.

   - Иди сюда. Пока отец спит, я тебе покажу мой цветник. Уже зацвелиматейки. Знаешь матейки? Пахнут на рассвете - страх!

   Скользя на кожаных подошвах, он спустился по каменному откосу вниз, клодке, где она уже орудовала веслом, подталкивая ее ближе к берегу. Онвскочил в лодку и едва успел ухватиться за борт, как Янинка развернула еепо течению.

   - Так будет ближе. А то по мосту пока дойдешь...

   - Ух ты какая! - восхищенно воскликнул он.

   - Какая? Нехорошая, да? Правда, нехорошая?