Дожить до рассвета, часть 2

усомнился в правильности слов Пивоварова относительно расстояния до этойдеревни. Трудно было поверить, что она в километре-двух от их баньки.Жаль, на этот раз он не прихватил с собой часов и не мог проследить завременем. Но по каким-то неуловимым признакам ему показалось, что деревняуже недалеко, похоже, он находился в ее окрестностях. Следы Пивоварова,однако, все тянулись и тянулись, казалось, им не будет конца в этом поле.Где боец мог находиться сам, трудно было угадать, хотя Ивановскийготовился к самому худшему. Но могло статься и так, что он, как и онивчера, ушел от погони и, раненный, где-нибудь скрылся в поле.

   Ивановский едва не прошел мимо него, так как шаги на снегу все тянулиськуда-то, и впереди ничего не было видно. Но вдруг в стороне, в мутной тьменочи среди заметенного снегом бурьяна его внимание привлекло какое-тонеясное движение, вроде бы мельтешение чего-то. Сперва он даже и невзглянул туда, лишь скользнув взглядом по снегу, но потом остановился,вгляделся, и что-то в нем смятенно содрогнулось внутри. Тихо, почтибеззвучно, на ветру трепыхалось что-то вроде обрывка бумаги, хотя былонепонятно, откуда тут могла взяться бумага. Он сошел со следов Пивовароваи, не в силах оторвать взгляда от недалекой гривки бурьяна, заплетаясьногами в глубоком снегу, потащился туда.

   Еще издали и как-то вдруг он различил белый неясный холмик в этомбурьяне, характерную линию лежащего человеческого тела, черные голенищасапог в снегу. Он остановился. В сознании его мелькнуло странноенедоумение - кто может лежать тут, в ночном поле, в такую стужу? Лейтенантпочему-то не решился признаться в том, что увидел Пивоварова, наверно,слишком нелепым было видеть в этой позе его бойца, казалось, это кто-тодругой, случайный, чужой здесь человек.

   Но все же это был он, его последний боец, его Пивоварчик. Он неподвижнолежал в разодранном маскхалате, без шапки, с обсыпанной снегом стриженойголовой, раскинутыми ногами. Лейтенант не сразу заметил, что снег вокругбыл густо истоптан множеством ног и в нем местами чернели круглячкиавтоматных гильз.

   Доковыляв до бурьяна, Ивановский выронил из рук винтовку и упал рядом сбойцом. Озябшими пальцами он схватил его голову, приподнял, но,запорошенная снегом, она давно, видно, утратила всякие признаки жизни ибыла просто мертвой головой человека, лишенного малейшего сходства с егоПивоваровым. Ивановский принялся ощупывать его тело - разодранныймаскхалат смерзся в крови, телогрейка тоже примерзла к окровавленному телубойца, наверно, с близкого расстояния расстрелянного очередью. Снег подего телом и возле тоже смерзся твердыми корявыми буграми.

   - Что же они с тобой сделали? Что они сделали? - стыл на его губахнедоуменный вопрос. Но, что они сделали, и так было ясно. Видно,настигнутый ими Пивоваров был расстрелян в упор. Возможно также, онирасстреляли его раненого, лежавшего на снегу в этом бурьяне, и теперь измножества дыр в его телогрейке торчало светлое клочье ваты. Карманы брюкбыли вывернуты, гимнастерка расстегнута, худая окровавленная грудьзасыпана снегом. Автомата нигде поблизости не было видно - автомат,