Дожить до рассвета, часть 2

   Ивановский напряженно додумывал то, чего не додумал раньше. Конечно,выход для него возможен только такой, он не мог рисковать всеми, его людисделали все, что должны были сделать, и не их вина, что цель оказаласьнедостигнутой. Далее начинался особый счет его командирской чести, почтиличный его поединок с немецкой уловкой, и бойцы к этому поединку не имелиотношения. Тем более что шансы на успех пока были неясны. Отныне он станетдействовать на свой страх и риск, остальные должны возвратиться за линиюфронта.

   Лейтенант поднял от карты лицо и прямо посмотрел на Дюбина. Иссеченноепреждевременными морщинами, темное от стужи лицо старшины было спокойно,взгляд из-под маленького козырька краснозвездной буденовкиспокойно-выжидателен и ненавязчив, он как бы говорил сейчас: возьмешь -хорошо, а нет - напрашиваться не стану. И лейтенанту почти захотелосьвзять с собой старшину, наверно, лучшего напарника здесь не сыскать. Нотогда старшим в отходящей группе он должен назначить Лукашова, а онпочему-то не хотел этого. Лукашова он уже немного узнал за время этого ихпути сюда, и в душе командира появилось устойчивое предубеждение противнего.

   Значит, с группой должен остаться Дюбин.

   Их очень немного возвращалось назад, на их попечении был трудныйХакимов, обратный их путь вряд ли окажется легче пути сюда, а лейтенантуочень хотелось, чтобы они по возможности благополучно дошли до своих. Вэтом смысле разумнее всего было положиться на опытного, уравновешенногостаршину Дюбина.

   - Нет, старшина, - сказал лейтенант после продолжительной паузы. -Поведете остальных. Со мной пойдет... Пивоваров.

   Все с некоторым удивлением повернули головы в сторону прилегшего на бокПивоварова, который при этих словах лейтенанта вроде засмущался и селровно.

   - Так, Пивоваров?

   - Ну, - просто ответил тот, вспыхнув и сморгнув белесыми ресницами.

   - Ну и лады, - сказал лейтенант, довольный тем, что все так скороуладилось.

   Потом он не раз будет спрашивать себя, почему его такой важный выбортак неожиданно для него самого, почти бессознательно пал на этого молодогобойца? Почему бы в помощники себе не выбрать сапера Судника или рослогосильного Краснокуцкого? Неужели безропотная покорность слабосильногопаренька единственно определила его решение? Или тут повлиял на него ихсегодняшний совместный бросок через шоссе, где они вдвоем пережилиопасность и первое общее для всех разочарование.

   Тем не менее выбор был сделан, Пивоваров как-то враз подобрался,помрачнел или посерьезнел и тихо сидел в истоптанном снежном сугробе.

   - Что ж, ваше дело, - сказал Дюбин. - Как там передать, в штабе?

   - Я напишу, - подумав, сказал Ивановский.

   Бумаги, однако, у него не нашлось, был только трофейный карандаш свыдвижным стержнем, пришлось старшине вырвать листок из замусоленногосвоего блокнота, на котором лейтенант, недолго подумав, написал:

   "Объекта на месте не оказалось. Группа понесла потери, отправляю ее