1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Довжик

Макаревич проследил взглядом за ним, вперевалку шагавшим по мокрой хвое в измятой красноармейской шинели, которая была ему до колена. Подойдя, тот, как и полагалось, взмахнул рукой к облегавшей голову пилотке, и между ним и командиром произошел не слышный издали разговор. Впрочем, разговор казался спокойным, без крика, и это успокоило Макаревича, ожидавшего чего-то скверного.В это время его окликнул взводный старшина Дмитренко, объявивший, что Макаревич назначается в дозор со стороны деревни Вязовичи.- А где это? - спросил Макаревич, но и комвзвода не знал, прежде дозоры туда не назначались.- Кто знает? - спросил Дмитренко, но никто ему не ответил, похоже, никто не знал.А если и знал, кому была охота тащиться невесть куда, может, черту в зубы. Но тут подошел сосед по строю с явной озабоченностью на худом мальчишеском лице.- Вон Довжик знает, - подсказал кто-то, и старшина обернулся к нему:- Где Вязовичи, знаешь?- Знаю, - уверенно ответил Довжик.- Пойдете в дозор. Командир приказал. Где мостик, знаешь? Отправляться надлежало тотчас же.- А сменят когда? - спросил Довжик, из вопроса которого Макаревич заключил, что напарник, пожалуй, опытнее его, - он же вот не догадался спросить о смене.- Сменим, сменим, - неопределенно ответил Дмитренко, и они неспеша пошли по просеке.- Ну и отрядик! Ну и командир! - немного отойдя, проворчал Довжик.Макаревич и сам видел - в отряде со сменой командира становилось все хуже. Он так и сказал Довжику.- Самодур и дурак, - подтвердил Довжик. - Охломон горластый. Аллюр три креста... Чем-то, однако, командир его донял, подумал Макаревич и спросил, зачем тот егоподзывал. Довжик озабоченно оглянулся на недалекую еще полянку.- Понимаешь, сапоги ему мои не понравились. Говорит, вражеская форма. А я за эти сапоги едва пулю не схлопотал. Зато вот - ноги сухие.Макаревич бросил взгляд на сапоги напарника - они были явно не местной выделки, похоже, действительно, с немецкой ноги, хотя и не солдатские. Возможно, офицерские, подумал Макаревич.- Я за ним километр по лесу гнался, он в меня из пистолета пулял, а я из карабина. Но впопыхах, знаешь... Только на мушку возьмешь, а он за куст скроется. Но все-таки словчился... Бежал, думал, у него в полевой сумке какие-то секреты, а там бритва да помазок. Зато сапоги теперь на всю зиму.- Хорошие сапоги, - сказал Макаревич.- Я - Довжик из Малых Довжиков, - сказал парень и улыбнулся, согнав с лица прежнюю озабоченность.- А я из Полоцка - Макаревич.- О, городской, значит!- Городской...Макаревич не стал рассказывать, что в город он переехал незадолго перед войной, что до этого жил при станции, отец до ареста работал на железной дороге. Казенную квартиру после его ареста отобрали, и мать с тремя детьми перебралась в город к брату, в его узкую барачную каморку, где и без них было трое. Когда стали набирать в ФЗО, Макаревич пошел учиться на каменщика и переселился в общежитие. На одного человека семья сократилась, в бараке стало чуть свободнее.Из дальнейшего разговора выяснилось, что Довжик старше Макаревича на год и перед войной окончил десятилетку. Следующий момент биографии был самый, может быть, важный - их партизанский стаж. И тут оказалось, что Довжик партизанит почти полгода, все в этом же отряде, что он тут знает всех, помнит всех командиров.- Знаешь, прежний командир был не такой. Молчун был. Для него главное было -разведка. Каждую ночь гонял мелкие группы на разведку. Но зато и знал, что вокруг. Где сколько полицейских, кто старосты. И постепенно отстреливал всех. Всех предателей и прислужников. Теперь попробуй найди кого. Остатки в райцентр смылись. Ребята пойдут на заготовку продуктов - не у кого взять. Приходится рядовых колхозников трясти. Жрать же надо.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14