1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Утро вечера мудренее

на своем не таком уж далеком фланге, он пришел к нам по протоптанной надканавой тропе и остановился за спиной Маханькова.

   - Какой-то крик там. Слышали?

   Я поднял голову, Маханьков тоже насторожился. Минуту мы смотрели наГринюка, чуть вслушиваясь, но нигде никаких криков не было.

   - Там вон, возле пригорочка. Или мне померещилось?

   - Будто ничего нет, - сказал Маханьков.

   - Ну, померещилось, значит. - Гринюк зябко постучал каблуком о каблук.- Фляжечку бы для сугреву, а? Маханьков, у тебя там не осталось?

   Маханьков удивленно посмотрел на него, не ответив, и тот, видно понял,что заботило нас.

   - Бросьте вы унывать, лейтенант.

   - Как бросишь! Вон час остался.

   - Го! Целый час еще! Целый час - это ого!

   Я смолчал. Он меня злил, этот непрошеный оптимист, который,пританцовывая от мороза, нес совершеннейшую, на мой взгляд, чепуху:

   - Час - его пережить надо.

   - Вы-то переживете.

   - Может, да, а может, и нет. На войне оно всяко бывает.

   Гринюк потопал еще и опустился на колени у края окопчика. Затем,потирая руки, довольно бодро, с какой-то наигранной легкостью подался кМаханькову.

   - Закурим, что ли, парнишка? Чтоб дома не журились?

   Я отвернулся. Было почти противно смотреть на это его беспричинноебодрячество, которое коробило меня, издрожавшегося от холода иистерзанного муками этой роковой для меня ночи. А тут еще жутко мерзлиноги, но вставать и греть их нехитрым солдатским способом у менянедоставало сил. Сцепив озябшие руки в рукавах, я тоскливо смотрел вночные сумерки, куда уходила дорога и где был наш полковой НП. И наверное,поэтому я сразу услышал в той стороне одиночный винтовочный выстрел,звучно грохнувший в сторожкой предутренней тишине. Правда, мое вниманиенисколько не задержалось на нем: мало ли ночью стреляют на передовой да ив тылу тоже. Но тотчас же торопливо бабахнуло еще и еще. И через секундузатрещало, зашипело, заохало; трассирующие, видно с рикошета, вееромразлетелись над пологим бугром.

   Маханьков и Гринюк с недовернутыми цигарками недоуменно застыли возлеокопа.

   - Что такое?

   - Обалдели они, там, что ли?

   - Часовой, может? С перепугу, - сказал кто-то в цепи.

   Нет, пожалуй, это не с перепугу. На случайный переполох это было малопохоже - уж больно остервенело палили автоматы. Грохнул, должно быть,гранатный разрыв, и опять - автоматы и редкое важное гроханье винтовок.

   - Что за холера?

   Гринюк сунул неприкуренную цигарку за отворот шапки и вскочил на ноги.

   - Кажись, нелады. Надо б послать кого.

   - Давай! Бери отделение - и бегом!

   Младший сержант бросился вдоль канавы, а Маханьков, тоже увлекаемыйвсем случившимся, перескочил окопчик.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14