1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Утро вечера мудренее

   - И я?

   На секунду он задержался, ожидая моего согласия, но я недолго помедлил- что-то во мне вдруг воспротивилось его уходу. Наверно, события этой ночичем-то сблизили нас, и теперь во мне заговорило естественное нежеланиеостаться здесь без него. Но я вспомнил о неуклонно убывавших минутах моегочаса и махнул рукой. Семь человек Гринюка уже выбегали на дорогу, иМаханьков, закинув за плечо автомат, быстро догнал их.

   Стрельба тем временем все разгоралась, похоже, действительно в нашемтылу шел бой. Где-то за хутором заухали немецкие минометы, тяжелые мины,сотрясая землю, начали рваться в расположении батальонов. Темное небозавыло, зашуршало, задвигалось. Но я все не мог согласиться с мыслью, чтосквозь боевые порядки полка прорвались немцы - ведь тогда мы оказывались вполном окружении, а это было похуже всех наших предыдущих бед. В канавевсе насторожились, повернулись в окопчиках и, поглядывая по сторонам,вслушивались в загадочное громыхание боя.

   И тогда на дороге появился боец. В неподпоясанной гимнастерке, савтоматом в руках он был не наш, я сразу понял это и, что-то смекнув,выбежал ему навстречу. Боец, вдруг увидев цепь, закричал, почти завопил,как это возможно, только попав в беду:

   - Автоматчики?.. Автоматчики - всем бегом туда! Слышите? Немцы!..

   - Где немцы? Откуда немцы? - предчувствуя уже недоброе, сдавленнымголосом спрашивал я.

   - Командир, да? Начштаба приказал бегом...

   Боец вдруг замолчал, будто проглотил слова, и пошатнулся, схватившисьрукой за бок. Мы все молчали, а он стал клониться все ниже и ниже; чтобыне упасть, шатко переступил на дороге, проговорив тихо:

   - Ребята, бинта...

   Кто-то бросился к нему из канавы, а меня в этот миг будто встряхнулочто-то. Сознание враз озарила догадка-надежда, и я даже содрогнулся отмысли, что могу опоздать. Вскочив на полотно дороги, я крикнул взводу: "Замной, бегом!" - и ошалело побежал навстречу визгу, треску и тивканию огня.Он теперь не пугал меня, самое страшное - хутор и дорога - оставалисьсзади, а смерть там, на НП, мне казалась наградой.

  

  

  

  

  

  

  

   Но вот я не погиб, а только ранен и довольно легко - в руку. То, чтопроисходило затем на склоне пригорка с НП, заняло каких-нибудь десятьминут и видится теперь мне до мелочей четко и явственно. Оказывается,немцы обходили мой взвод, чтобы ударить нам с тыла, да напоролись в ночина полковой НП. К счастью, мы были рядом и прибежали на выручку вовремя.Автоматчики ворвались в траншею, когда в ней уже были немцы, в ход пошлигранаты, лопаты, ножи. Восемнадцать немецких трудов осталось на этомбугре. Но перепало и нам.

   Когда все было кончено, в траншее на меня наскочил начштаба, он пожалмою здоровую руку и сразу же записал имя-отчество - для наградного листа.Сначала мне показалось, что он шутит, но капитан спросил еще и фамилиютого младшего сержанта, отделение которого подбежало к пригорку первым и

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14