1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Утро вечера мудренее

помкомвзвода сержанта Хозяинова, широколицего человека с неторопливымиманерами, который был вдвое старше меня, и всякий раз, когда я, тщетноподавляя испуг, все-таки вздрагивал, он будто невзначай бросал:

   - Ничего, мимо...

   Я и сам знал, что мимо, и, чтобы загладить неловкость, запоздало, безнадобности высовывался из придорожной канавы, в которой мы лежали тогда вожидании атаки. Но что я мог сделать, если мое тело само, независимо отволи именно так бесстыже-предательски реагировало на каждый вполнеожидаемый и всегда совершенно внезапный разрыв. И это, даже не глядя в моюсторону, замечал всевидящий сержант Хозяинов.

   - Ничего, лишь бы до ночи...

   Он и тут, кажется, угадывал мои мысли и, посасывая из рукава махорочнуюсамокрутку, тоже прислушивался к громыханию боя сзади. На сержанте былновый еще, комсоставский полушубок с вырванным клоком на левой лопатке,валенки на ногах; рукавиц он, сдается, не носил вовсе, согревая рукицигаркой. Похоже, ему было тепло. Я же в своей "на рыбьем меху" шинелькеуже начал стыть на снегу и, обернувшись, пригляделся к постройкам -вросшей в снег хате и покосившимся сараюшкам со снежными шапками настрехах. Жителей там вроде не было, хутор выглядел давно покинутым, но всеже там, казалось, теплее, чем здесь, на ветряном прибое под его стенами.Хозяинов сразу среагировал на мое невольное беспокойство, выглянул из-закузова и, завидя бойца, что был ближе других в цепи, негромко окликнул:

   - Маханьков! Слышь - посмотри-ка там...

   Как ни странно, Маханьков сразу понял намек, с готовностью исправногосолдата быстро развернулся и, усердно разгребая локтями снег, пополз черездвор к крыльцу.

   - Ночью обогреемся. Не может быть, - будто желая утешить меня да,наверное, и себя тоже, сказал Хозяинов, смачно затягиваясь цигаркой.

   Да, ночь нам была нужна, я чувствовал это, ночью мы могли тутпросидеть, а утром... Впрочем, мои помыслы не шли дальше ночи, утро былонеобыкновенно далеким и совершенно неопределенным - мало ли что могло бытьутром.

   Тем временем постепенно темнело, меркло низкое, серое, как вата изтелогрейки, небо. За снежным полем вдали едва проступали из сумерек темныекрыши домов в селе, дым от пожара в той стороне совсем слился с мраком ине различался в небе. Только ровненький ряд столбов у дороги на фонеснежной серости еще просматривался почти до села. Мины над хутором,кажется, стали визжать чуть пореже. Судя по притихающей стрельбе сзади,можно было заключить, что бой к ночи кончался, так и не принеся нужногоуспеха полку. Пожалуй, действительно нам предстояло тут коротать ночь вполуокружении.

   Ну что же, мне от того почему-то не было особенно тревожно. Хотя мы иоказались в полукольце, но зато ушли с глаз начальства, которое за три днянаступления прямо-таки загоняло взвод автоматчиков. Даже Хозяинов сталроптать. В общем пока получалось по пословице: нет худа без добра, а будетли добро без худа, нам еще предстояло увидеть.

   Мы еще полежали несколько времени. К ночи стало холоднее, мороз

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14