1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Утро вечера мудренее

усиливался. Бойцы, не дожидаясь команды, начали орудовать лопатками - рылив снегу ячейки - для защиты от огня, а больше - чтобы согреться, потомучто нет ничего хуже неопределенного праздного ожидания, этого верногопособника холода. Думая о разном, я все ждал Маханькова, который долженприползти и сообщить о результатах своей разведки. Но из хаты долетел егоголос:

   - Товарищ сержант! Товарищ сержант Хозяинов!

   Голос был не совсем обычный - вроде встревоженный и радостныйодновременно, мы враз обернулись и увидели высунувшееся из-за косяка вдверях оживленно-улыбающееся лицо бойца:

   - Идите сюда.

   - Что там еще такое?..

   Хозяинов помедлил, бросил угрюмый, все замечающий взгляд в поле. НоМаханьков многозначительно ждал, и сержант, подхватив свой автомат,быстренько побежал пригнувшись. Сначала он протрусил под изгородью, апотом вдоль стены дома и наконец перевалился через порог. Маханьковприкрыл дверь.

   Опять потянулось время.

   Впрочем, на этот раз они там безмолвствовали недолго, и в темном проемедверей опять показалось загадочно-оживленное лицо Маханькова.

   - Товарищ младший лейтенант, помкомвзвода завуть.

   Секунду я боролся с сознанием того, что не надо бы уползать отсюда,хотя и было тихо, но все-таки на поле боя негоже было оставлять взвод безприсмотра. Но опять же, если звал Хозяинов, значит, причина этого вызова,видно, была вполне уважительной.

   Извозившись в снегу, я дополз до порога и вскочил в сени, настежьраскрытая дверь из которых вела в горницу. От прежних жителей тут мало чтои осталось, пол был застлан слежалой соломой, у порога в беспорядкевалялось несколько ящиков из-под боеприпасов. Ни стола, ни кроватей здесьне было - видно, на хуторе хорошо похозяйничали немцы. Посередине избы наколенях стоял Хозяинов, наклоняя к окну термос, он старался что-то в немразглядеть.

   - Лейтенант, вот трофей обнаружили, - взглянув на меня, сообщилпомкомвзвода.

   - Термос?

   - Не термос. В термосе.

   Без особого любопытства я тоже заглянул в луженое нутро термоса, где дополовины налитая колебалась, отражая окно, какая-то жидкость.

   - Шнапс?

   - Водка. Наша, родимая. Русско-горькая.

   Признаться, я слегка разочаровался. Не то чтобы я не пил вовсе, ноникогда не чувствовал к выпивке особенного пристрастия. Гораздо с большейрадостью я отнесся бы к находке чего-нибудь из съестного. А то - водка!Пить ее у меня не было ни малейшего желания - я хотел есть.

   - Давай погреемся, лейтенант, - сказал Хозяинов. - Пока суд да дело.Маханьков, у тебя была кружка.

   Маханьков стащил со спины свой тощий вещевой мешок и вынул из негоалюминиевую кружку с двойной ручкой на плоском боку.

   - Та-ак! Сейчас мы того... Только я первый. Мало ли что...

   По правде, все это мало мне нравилось, но какая-то уважительная

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14