Дожить до рассвета, часть 1

цигарку. Остальные молча и, как показалось лейтенанту, с затаенной грустьюнаблюдали за своим командиром.

   - Как зажигалка, цела? - спросил капитан, вправляя в синие брюкивывернутые карманы.

   - Какая зажигалка? - удивился Ивановский.

   И вдруг он все вспомнил.

   Действительно, месяц назад под Касачевом, где они стояли тогда вобороне, как-то перед рассветом начальник разведки полка привел набатарейный НП незнакомого командира в фуражке и с орденом Красного Знаменина габардиновой гимнастерке. Как чуть рассвело, они стали что-торассматривать в стереотрубу на немецкой стороне, что-то отмечая на карте.Потом вместе позавтракали. Капитан еще угостил Ивановского "Казбеком" и,прикуривая, обратил внимание на его трофейную зажигалку - фигуркубуддийского монаха. Зажигалка действительно была занятная: при легкомнажатии на пружину у монаха отскакивала часть черепа и появлялся огонекпламени.

   Зажигалка оказалась цела, теперь Ивановский достал маленькую чернуюфигурку, большим пальцем нажал на пружину. Но в этот раз огонек непоявился, наверно, вышел бензин.

   - Забавно, забавно, - сказал капитан. - Жаль, курить нечего.

   - У нас тоже ни табачинки, - сказал Ивановский.

   Их лица стали серьезными, капитан натянул на плечи свою изодраннуюкуртку. В ощущения враз ворвалась невеселая фронтовая действительность.

   - Давно бедствуете? - спросил капитан.

   - Да вот с семнадцатого. Как смяли тогда под Касачевом.

   - Ясно. Что ж, пойдем вместе. Вот тут на моей карте обозначен стык,сюда и попробуем сунуться.

   Они пробирались еще четверо суток, но никакого стыка в немецкой линиифронта не обнаружили, как, впрочем, не обнаружили и самого фронта. Стоялаглубокая осень, листва на деревьях вся облетела, после холодных затяжныхдождей наступила ранняя промозглая стужа. Дороги были забиты обозами,автомобилями и вездеходами наступающих и тыловых немецких частей. Бойцыустали от многодневной ходьбы по бездорожью, от голода. Некоторых началадонимать простуда, кашель. Лейтенанта не переставали мучить чирьи по всемутелу. А потом в группе появился раненный в ногу разведчик, который не могидти сам, и они по очереди несли его на самодельных, изготовленных изжердей и плащ-палатки носилках. По этой причине они не могли идти быстро,но командир не хотел оставлять разведчика. Это был действительно ценныйразведчик, свободно говоривший по-немецки, голубоглазый и светловолосыйатлет по фамилии Фих. Ранило его случайно, когда они днем заскочили вдеревню, чтобы расспросить о дороге и разжиться чем-нибудь из еды, и уже всамом начале улицы напоролись на немцев. Первого вышедшего из двора немцакапитан свалил ударом ножа в шею. Это оказался офицер, и Волох по старойпривычке разведчика первым делом схватился за его полевую сумку. Но следомза офицером шли еще двое, один из них выстрелил из пистолета и угодил Фихув бедро. Хорошо, Балаенко дал очередь, немец упал, и они все бросилисьнаутек, подхватив раненого, который после этого выстрела не сделал уже ни