Дожить до рассвета, часть 1

Но могут быть также и с продовольствием. Наверно, вероятность последнегопредположения показалась изголодавшимся бойцам наибольшей, и капитан живовскочил на ноги.

   - А ну где? Далеко?

   - Да километра два отсюда.

   Они снялись с места и скоро прошли дубнячок, потом обошли по краюовражек, перешли мокроватую луговинку, снова вошли в колючий густойкустарник, на выходе из которого по команде Волоха все разом замерли.Сквозь чащу ольшаника было видно, как по ухабистой, разбитой дороге вредкий сосновый лесок тащились тяжело груженные семитонные "бюссинги",где-то там они разгружались и скоро бежали вниз, наверно, за новой партиейгруза. Капитан сразу сел, где стоял, достал из-за пазухи бинокль.Разведчики опустили на землю носилки с Фихом.

   - Ух ты, что там наворочено! Вот это да! - удивился капитан. -Проволокой обносят, так, так. А подходы, в общем, хорошие. Вот бы, когдастемнеет. На-ка, прикинь, - сказал он, передавая бинокль Ивановскому.Лейтенант, отыскав в голых ветвях прогалину, направил на лес бинокль.Отчетливо было видно, как там разгружали машины. Работали, кажется,пленные, в некотором отдалении от них маячили темные фигуры в длинныхшинелях с винтовками в руках. Под высокими редкими соснами на пригоркевытянулись длинные ряды каких-то громоздких зеленых и желтых ящиков.Несколько ранее сложенных штабелей были укрыты брезентом.

   - Интересно, что? - рассуждал капитан. - Но все равно. Устроимфейерверк на всю Смоленщину. Рукавицын, у тебя противотанковая гранатацела? Хорошо. А тол ты еще не выбросил, Погребняк? Ракеты надо приготовитьтоже. Пригодятся.

   Он тут же, в ольшанике, наскоро изложил свой план нападения на склад,распределил обязанности между горсткой усталых, голодных людей.Присматривать за раненым поручил сначала двоим, а потом только одномуРукавицыну. Своим заместителем назначил его, Ивановского. Решиливыступать, как только стемнеет.

   - Веселенькая будет ночь! - радовался капитан, потирая озябшие руки. -Закурить бы теперь, да нечего.

  

  

  

  

  

  

  

   Наверное, лучше будет взорвать. Под проволокой протащить заряд сошнуром, подложить под штабель. Часового отвлечь куда-нибудь в сторону. Какэто сделать - Ивановский знал, когда-то учил капитан Волох. Есть несколькоспособов. Лучше бы, разумеется, вовсе снять часового, но, если объектбольшой, часовых будет несколько, всех не снимешь.

   Так, размышляя, Ивановский небыстро спускался на лыжах с неприметного вночи пригорка. В снежной темени вообще не рассмотреть было, гдепригорочек, а где ложбина, он лишь чувствовал это по весу лыж на ногах,которые то вдруг тяжелели, и появлялась надобность помогать себе палками,то бежали по снегу охотнее.

   Ивановский все время держал на юг, изредка проверяя направление покомпасу. Справа в туманной мгле, то приближаясь к лыжне, то удаляясь отнее, петляла речушка, которую он узнавал по неровному шнурку кустарника на