Дожить до рассвета, часть 1

Это именно он предложил там, в штабе, поставить группу на лыжи, и эту егоидею сразу и охотно одобрили все - от флегматичного начальника отделаразведки до придирчивого, задерганного делами и подчиненными начальникаштаба.

   Другое дело, как ею воспользоваться, этой идеей.

   Именно эта мысль больше других занимала теперь лейтенанта, пока онмолчаливо, со скрытым нетерпением ждал построения группы. В снежныхсумерках разбирали лыжные связки, глухо постукивая ими, сталкивались наузкой тропинке неуклюжими, нагруженными телами его бойцы. Как они покажутсебя на лыжах? Не было времени как следует проверить всех их на лыжне,выдвигались к передовой засветло, согнувшись, пробирались в кустарнике. Сутра он просидел на НП командира здешнего стрелкового батальона - наблюдалза противником. Весь день с низкого пасмурного неба сыпал редкий снежок, квечеру снежок погустел, и лейтенант обрадовался. Он уже высмотрел весьмаршрут перехода, запомнил на нем каждую кочку, и тут пошел снег, чтоможет быть лучше! Но как только стало темнеть, ветер повернул в сторону,снегопад стал затихать и вот уже почти совсем перестал, лишь редкиеснежинки неслись в стылом воздухе, слепо натыкаясь на бревенчатые стенысарая. Старшина предложил переждать часа два, авось опять разойдется. Вснегу бы они управились куда как лучше...

   - А если не разойдется? - резко переспросил его Ивановский. - Тогда чтож, полночи коту под хвост? Так, что ли?

   Полночи терять не годилось, весь путь их был рассчитан именно на полнуюночь. Впрочем, старшине нельзя было отказать в сообразительности - еслипереход сорвется, не понадобится и самая полная, самая длинная ночь.

   Правофланговым на стежке стал сержант Лукашов, из кадровых, плотныймолчаливый увалень, настоящий трудяга-пехотинец, помощник командира взводапо должности, специально откомандированный из батальона охраны штаба наэто задание. Во всем его виде, неторопливых, точных движениях было что-тоуверенное, сильное и надежное. Подле устраивался на тропке тоже взятый изстрелков боец Хакимов. Хотя еще и не было никакой команды, смуглое лицоего со сведенными темными бровями уже напряглось во внимании к командиру;винтовка в одной руке, а лыжи в другой стояли в положении "у ноги". Рядомстоял, поправляя на плечах тяжеловатую ношу взрывчатки, боец Судник,молодой еще парень-подрывник, смышленый и достаточно крепкий с виду. Онодин из немногих сам попросил взять его в группу, после того как в нее былзачислен его сослуживец, тоже сапер, Шелудяк, с которым они вместезанимались оборудованием КП штарма. Ивановский не знал, какой из этогоШелудяка подрывник, но лыжник из него определенно неважный. Эточувствовалось в самом начале. Суетливый и мешковатый, этот сорокалетнийдядька, еще не став в строй, уже развалил свою связку, лыжи и палкиразъехались концами в разные стороны. Боец спохватился собирать их иуронил в снег винтовку.

   - Не мог как следует связать, да? - шагнул к нему Дюбин. - А ну дайсюда.

   - Вы на лыжах как ходите? - почувствовав недоброе, спросил Ивановский.

   - Я? Да так... Ходил когда-то.