Дожить до рассвета, часть 1

   Уставшие лыжники, едва остановившись, наваливались грудью на концывоткнутых в снег палок: так отдыхали. Все трудно, прерывисто дышали ихватали руками снег.

   - Скоро ли, товарищ лейтенант? - упавшим голосом спросил Краснокуцкий.- Знаете, силы уже не тае...

   - Где остальные? - вместо ответа встревоженно спросил лейтенант.

   - Да идут. Заяц, наверно, отстал. Ну и старшина там с ним нянькается.

   - А Пивоваров?

   - Да вон идет кто-то.

   Из снежной тьмы, затканной густеющей на ветру крупой, выскользнула ещеодна белая тень. Это был Пивоваров.

   - Где остальные? - спросил лейтенант.

   - Не знаю. Сзади никого вроде, - бодро ответил боец. - Я там скреплением провозился...

   - Ладно. Пошли.

   Лейтенант не мог больше ждать. Старшина не новичок в подобных делах, онне должен отстать. Опять же на снегу ясно видна наезженная лыжня, пустьдогоняет. И лейтенант свернул вправо, вдоль боровой опушки, в обход леска.Лезть в него напрямик он не решился, чтобы где-нибудь невзначай ненабрести на овраг или бурелом, а то и просто не застрять в чащобе.Все-таки на лыжах ночью по лесу идти не годилось.

   Но он не знал и как обойти его и брел наугад вдоль неровной извилистойопушки, повторяя лыжней все замысловатые ее извилины. Шли гораздоосторожнее, чем в поле, под соснами в зарослях молодняка все время что-томерещилось, казалось, какие-то тени, фигуры людей. Но приблизившись, онвсякий раз обнаруживал, что это были молодые сосенки.

   Между тем ветер усиливался, теперь он почти все время дул навстречу.Тонкая бязь маскхалата пузырилась на спине, порой хлопая, словно парус.Лейтенант почувствовал, как у него заметно поубавилось прыти, а с нейубыло и уверенности в правильности его направления. В остальном он несомневался. Он то делал энергичный рывок, то вдруг переходил на умеренныйшаг, с большей, чем следовало, осторожностью оглядываясь по сторонам.Время от времени он прислушивался к звукам сзади, стараясь определить, недогоняют ли их отставшие Заяц с Дюбиным.

   Но Дюбин все не нагонял их, а лес внезапно оборвался, они наконецдостигли западной его оконечности. Далее хвойная опушка сворачивала на юги, закругляясь, отступала куда-то к юго-востоку. Этого только и ждалИвановский. Он даже вздохнул с облегчением и, остановившись, вогнал в снегпалки: надо было сориентироваться с картой.

   - У кого там?.. Пивоваров, у вас палатка?

   - У меня, товарищ лейтенант.

   - Давай сюда.

   Не сходя с лыж, Ивановский присел на снегу, Пивоваров тщательно накрылего плащ-палаткой - сделалось необычайно темно после мелькающей белизныснега и тихо. Слабым пятнышком света из фонарика лейтенант повел поизмятому листу карты. Все стало ясно.

   Река здесь делала большой изгиб в сторону, потому он потерял ее втемени и наткнулся на лес. Но вряд ли была такая надобность следовать ееречной прихоти, наверно, разумнее было взять сразу на юг и тем срезать