Дожить до рассвета, часть 1

несчастье, однако, не могла сразить лейтенанта, тот ничего хорошего уже неждал; правда, чтобы погиб капитан Волох, он не мог себе даже представить.

   - Стой! Назад!

   Сам он, подхватив пулемет с тяжелой, свисавшей до самого снега лентой,бросился в поле. Осклизаясь на присыпанных снегом неровностях, минутубежал в ту сторону, откуда появился Фартучный. Не оглядываясь, он знал,что Фартучный вернется и побежит за ним, иного не могло быть. Ракетысветили, казалось, со всех сторон, Ивановский уже не скрывался от них и скороткой остановки запустил длинную очередь по опушке рощи, чтобы вынудитьнемцев поберечься, залечь. В этот момент Фартучный проворно обогнал его итотчас скрылся впереди за снежной завесой.

   Ивановский тоже вскочил с колена, чтобы бежать за бойцом, но при светевспыхнувшей над полем ракеты увидел несколько близких теней, которые,пригнувшись, бежали от дороги вдоль складской изгороди. Испугавшись, чтоони перехватят Фартучного, он второпях запустил по ним последней своейочередью и, когда опустевший конец металлической ленты выскочил в снег,бросил ставший ненужным ему пулемет и выхватил из кобуры ТТ. Но он ужеувидел своих - двое, пригнувшись, с усилием волокли третьего. Недожидаясь, пока потухнет ракета, он подбежал к ним.

   - Жив?

   - Где там! Убит! - крикнул Фартучный. - Проклятый часовой! Надо же...

   Отстреливаясь, они изменили направление, долго бежали в кустарнике и,лишь уйдя километра на три, в каком-то леске перевели дыхание. Капитан былубит наповал, нести его с собой не имело смысла, и они, торопливоразрыхлив ножами мокрую, с листвой землю, выгребли ямку и кое-какприсыпали в ней командира. Пропал также один из разведчиков, уходивший сВолохом; было неизвестно, то ли он тоже убит там, то ли, может, отбилсякуда в сторону. Но ждать они не могли, с каждой минутой сзади моглапоявиться погоня, уйти от которой с раненым Фихом было непросто.

   Проклиная злосчастный склад и их сегодняшнее невезение, Ивановскийповел маленькую группу на север - прочь от этой злополучной рощи,полыхавшей в ночи ракетами, отсветы которых еще долго сопровождали бойцов.На душе у лейтенанта было муторно, то и дело подступала злость и донималоотчаяние. Нет, он не осуждал капитана, наверное, сам на его месте поступилбы так же. Но было до слез обидно, что нелепая слепая случайность такздорово пособила немцам. Не наткнись в снегопаде Волох на часового,наверно, все бы вышло по-другому...

   Значит, надо осторожнее. Надо действовать во сто крат осмотрительнее,тем более ему, Ивановскому, который теперь был ответствен не только передсамим собой...

  

  

  

  

  

  

  

   Миновав лес, лейтенант опять вывел группу на равнинную приречную пойму,и лыжники утомительно долго шли по прямой, никуда не сворачивая. Здесь ужене было ни подъемов, ни спусков, лыжня шла ровно, по глубокому снегу, иИвановский все время с заметным усилием налегал на палки. Лыжи в рыхлом