Дожить до рассвета, часть 1

и он решил, что, по-видимому, придется продираться сквозь заросли. Иначенедолго совсем заплутать. Или попасть в лапы к немцам.

   - Тсс!

   Из мрака донесся чей-то слабый неясный голос, Краснокуцкий поднялся налыжи и, пригнувшись, шагнул куда-то. Минут пять оттуда больше ничего небыло слышно, а потом во тьме что-то мелькнуло и завозилось, белое инеуклюжее. Ну, конечно, двое, согнувшись, волоком тащили Хакимова.

   Они все разом вскочили на ноги, схватились за палки. Но помощь уже непонадобилась. Лукашов с Краснокуцким дотащили Хакимова и тут же упаликоленями в снег. Лукашов, устало дыша, сказал:

   - Вот. Едва нашел. Палка одна воткнута была. Его палка. Смотрю, торчит.А он через десять шагов. Уже снегом заметать стало.

   - Что, жив? - спросил лейтенант.

   - Жив, но плох. В спину его ударило. И в живот, кажется.

   Час от часу не легче. Еще один! Несчастный Хакимов. Такой старательный,подвижный, внимательный парень. Он с первой встречи понравился командиру:немногословный, сообразительный. Но что же теперь с ним делать?

   - Так. Быстро перевязать!

   - Я тут немного обмотал. По кухвайке. Без памяти он...

   Пока двое возились в снегу, перевязывая раненого, Ивановский, расслабивпростреленную ногу, растерянно смотрел в темень. Конечно, Хакимовапридется тащить с собой. Но как? И до каких пор? И что делать с нимзавтра? Все было трудно, неясно и очень скверно, но лейтенант старался невыдать своего затруднения. В том деле, на какое они шли, он должен знатьвсе, все уметь и быть для других воплощением абсолютной уверенности.

   - Так. Перевязали? Делайте связку из лыж. Что, не знаете как?Пивоваров, давай палатку! - с деланной бодростью закомандовал лейтенант.

   - Да разве утащишь так? - усомнился Краснокуцкий.

   - Утащишь. Снимай с винтовки ремень. Давай кто брючный свой. С неготоже все ремни снимите. Заберите патроны. Все, все. И гранаты тоже.Судник, заберите гранаты. Теперь берите вдвоем. Один за ремень, так. Вы,Пивоваров, страхуйте сзади. Смелее, смелее, не бойтесь.

   Кое-как уложив на связку лыж раненого, они поволокли его на опушку.Получилось не ахти как - громоздко и неустойчиво, лыжи разъезжались наснегу, а тело раненого все время норовило завалиться на бок. Сзадитянулась глубокая борозда в снегу. Неизвестно, как далеко можно было тактащить.

   Но другого выхода у них не было. Отсюда к своим не отправишь, аоставить негде. Конечно, теперь придется повозиться. Теперь уже вряд лиони успеют к утру...

   Они нерешительно полезли в кустарник. То и дело останавливались,поправляли лыжи, едва удерживая на них Хакимова. Тащил Краснокуцкий;Пивоваров, согнувшись, подталкивал и придерживал. Лукашов, идя сзади,иногда помогал, тихо понукая обоих. Лейтенант, то и дело оглядываясь, шелвпереди.

   К счастью, кустарник не завел их в лес, как того опасался Ивановский, испустя полчаса они снова оказались в поле. Ветер здесь еще усилился,